Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  «Всё равно подожду…»  / 

«Всё равно подожду…»

07 декабря 2018 г.
«Всё равно подожду…»

Город Богородск, улица Комсомольская, дом № 32. Для одних – это просто адрес, для других нечто большее. Врач-анестезиолог Владимир Кириллович Голев считает, что ему очень повезло с местом жительства, ведь здесь, ещё в раннем возрасте, он нашёл друзей. И, как оказалось, на всю жизнь.

До лета долго, а зима рядом

– В 1968-м году у меня была уже своя компания. К этому времени мы, шести-семилетние ребятишки, успели изучить и освоить придомовую территорию, и она казалась нам самым интересным местом в мире. По весне территория превращалась в край талых снегов и ручьев, и тогда создавался самый настоящий парусный флот. Кораблики со стройными мачтами и разноцветными флагами отправлялись в мартовское путешествие к дальним берегам и всегда добирались до них. Мы же, капитаны кораблей, гордились своими фрегатами и бригами: с нашей улицы до самой Африки могли они доплыть! Или хотя бы по Оке до Горького. Летом на лугу возле дома проходили футбольные баталии. Штангами ворот служили красные кирпичи (они заметны в зелёной траве), припасённые заранее. Правила любимой спортивной игры отлично знали и свято соблюдали. Свой резиновый мяч приносил один и тот же юный спортсмен – ответственный за инвентарь. Поединки были нешуточными: страсти кипели, бурлили. Мячи влетали в ворота соперников с первой космической скоростью достаточно часто, и поэтому счёт каждого поединка заметно отличался от результатов, которые показывали мастера кожаного мяча в матчах чемпионата города или страны. – Ну, кто сегодня кого обыграл? – спрашивал кто-то из соседей – любителей спорта – капитанов команды. Отвечал обычно победитель. Примерно так: – Мы сегодня забили 28 голов, а нам всего 23, так что удача на нашей стороне! – Вот если б в воротах у нас стоял ученик Льва Яшина… – вздыхали неудачники. Повзрослев, «унылой порой» ходили в новый парк смотреть «салют». Его устраивала осень. Алые и золотые листья, подхваченные ветром, летели куда-то, а мы грустили: вокруг такая красота, но ведь теперь до лета так долго! Но мы умели ждать,– вспоминает Владимир Кириллович. Его брат, Евгений Кириллович Голев, резчик по дереву, проживающий в деревне Ушаково, добавляет: – И всё же грусти не очень-то поддавались: впереди нас ждала зимушка-зима, и, значит, самый удивительный праздник – Новый год – был не за горами. Утром 31 декабря мы с Володей просыпались ранее обычного. В самой большой комнате уже «гостила» чудесная красавица ёлка. Живая, нарядная, пахнущая лесом. На каждой ветке игрушка: стеклянные сосульки, шишки, совы, золотые рыбки, а рядом картонные клоуны и синицы. Первого января под ней волшебным образом появлялись бумажные пакеты, расписанные акварельными красками (это делал отец, Кирилл Филиппович). Нарисованные на пакетах весёлые Дед Мороз и Снегурочка призывали немедленно посмотреть, что находится внутри. Там оранжевые, как солнце, мандарины; белые, словно облака, зефирки; орехи, «присланные» белкой, и вкуснейший шоколад! За окном снег и холод, а дома тепло, уютно и празднично. «Вот бы Новый год приходил почаще», – думалось тогда.

В ушах звучит лихая музыка атаки

Валентин Александрович Молчин, рабочий завода «Поритеп», проживавший в 60-80 годы в квартире № 27 дома 32, тоже всегда радовался приходу зимы: – В 1974 году рядом с нашим домом и тридцать четвёртым взрослые под руководством Владимира Александровича Фролова, инструктора физкультуры БМЗ, устроили каток. Конечно же, все пацаны и девчонки пропадали на катке по воскресеньям и в каникулы с утра до вечера. Мальчишки играли в хоккей. Нам хотелось быть похожими на великих спорт- сменов – Михайлова, Петрова, Харламова, Фирсова. Нападение играло что надо! С вратарями дело обстояло сложнее. Если за матч голкипер пропускал больше трёх шайб, становилось ясно, что он совсем не похож на Владислава Третьяка, но на следующую игру не- удачнику всё же предоставлялся шанс показать себя. Некоторым это удавалось. Девчонкам же хотелось добиться таких же успехов, каких достигла олимпийская чемпионка, легенда советского спорта фигуристка Ирина Роднина. У них многое получалось, но из тридцать второго дома на Олимпийские игры так никто и не попал: тройные прыжки не очень удавались. Зато каток всех заряжал бодростью и заражал весельем. Звон коньков и стук клюшек слышались на нём даже под звёздным небом, ведь каток освещал мощный прожектор. Эдуард Георгиевич Кузьмин, ныне главный специалист – системный администратор одной из ведущих строительных компаний России «Стройтранснефтегаз», житель города Королёв Московской области, а тогда просто Эдик из тридцатой квартиры тоже всегда радовался наступлению зимы: – Какие неприступные крепости мы сооружали, какие снежные проходы прорывали! И ведь никогда нам не было скучно! Взрослые ребята, те, кто помладше, наши родители – вместе участвовали в зимних забавах. Вспомнились мне сейчас морозные декабрьско-январские дни, и на душе потеплело. Ностальгия не мучит меня, просто хорошо было в нашем детстве семидесятых. Весело и радостно.

«Мы умели дружить»

Светлана Владимировна Белявина, экономист богородского офиса банка «Ассоциация», в прошлом жительница квартиры № 13, согласна с Эдуардом Георгиевичем: – Семидесятые годы прошлого столетия представляются мне маячками, лучи которых высвечивают в памяти только хорошее. На нашей площадке первого подъезда четвёртого этажа в каждой квартире у меня были подружки. В любимый праздник Новый год мы ходили в гости друг к другу. Угощались сладостями, шутили, смеялись и, самое главное, любовались праздничными ёлками. В летние каникулы прямо в подъезде с подружками проводили концерты, на которые приходили со своими стульями и табуретками бабушки. Они были благодарными зрителями и не только от души хлопали нам в ладоши, но и обязательно приговаривали: «Вот ведь какие таланты растут. Уйдёт со сцены Людмила Зыкина, они будут петь». Их похвала окрыляла нас. Иногда мы сами становились зрителями. Оля Абросимова, жившая на первом этаже в восемнадцатой квартире, показывала для нас кукольные спектакли. Её мама Дина Васильевна работала портнихой и иногда шила кук- лам дочери удивительно красивые наряды. Вот в этих нарядах вместе с Олей и «выступали» кук- лы, а мы сидели под окнами, прямо на траве. Зато всегда в «первом ряду», откуда лучше всего было смотреть на происходящее на сцене-подоконнике. А ещё помню, как мы лазили на чердак – там жили голуби. Они всегда ворковали о чём-то своём. Голубиный язык понять сложно, но одно несомненно: птицы говорили о небе. Ясном, чистом, синем. Ольга Алексеевна Абросимова (в замужестве Шабанова), окончив в 80-е годы горьковский университет и став программистом, пере- ехала в Курск. Иногда она приезжает на свою родину и обязательно гостит у друзей из тридцать второго дома. За чаем непременно делится впечатлениями о тех временах: – В нашем втором подъезде, да и вокруг, царила чистота. Её соблюдали и взрослые, и дети. Нам позволялось только чертить мелом на асфальте классики. Эта игра нравилась всем, но особенно девочкам. И всё же высший класс в ней показывал мальчик – Саша Молчин (в будущем врач-невропатолог). Он так здорово прыгал и ловко бросал черепок (жестяную банку, наполненную песком), что непременно выходил победителем в каждом туре. – Саш, отдохни, давай мы попрыгаем без тебя, – просили девчонки. Через некоторое время он с новыми силами включался в «борьбу» и побеждал всем на зависть. И всё же слово «зависть» употреблялось тогда очень редко. Популярностью пользовалось понятие «дружба». – Да, мы умели дружить, – подтверждает Елена Альфредовна Ермакова, художник-керамист Дома ремёсел, и продолжает: – Сложно рассказать обо всём, но в моей памяти сохранился один тёплый летний вечер. Спокойный, тихий, от вечерней зари красивый. Родители не звали нас домой, и мы, девчонки и мальчишки, продолжали гулять у дома. Что-то неуловимое витало тогда в воздухе. Повзрослев, я поняла: это было чудесная доброта наших отношений. От неё на душе так светло! До сих пор.

Записка волшебнику

В день воспоминаний о детстве мы с Владимиром Кирилловичем встретились, конечно же, у дома № 32. С маленькой ёлочкой в руках (подарком друга) он возвращался к себе: – Ставить на видное место её пока не буду, дождусь приближения Нового года, вот тогда она и украсит нашу квартиру № 11. Положить под неё подарки жене и дочери вряд ли получится – для этого есть ёлка побольше, а вот записку Деду Морозу под ней оставлю. По секрету скажу, о чём напишу. «Уважаемый добрый волшебник! Если сможешь, то подари мне один день из детства. Счастливого, яркого, замечательного и незабываемого». Если же у Деда Мороза ничего не получится, то я всё равно чудесным новогодним утром, выйдя из дома, постою у подъезда и подожду Сашку, Серёгу, Эдика, Валерку. Вдруг кто-то из них позовёт меня строить крепость: снега-то выпало уже достаточно.

Автор: ЩЕЛИН Сергей

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.