Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  Воевали три брата  / 

Воевали три брата

20 октября 2020 г.
Воевали три брата

– Тарасов едет! – заслышав стук колес повозки, кричали шапкинские ребятишки и бежали врассыпную из колхозного сада. У большинства в своих садах были яблоки, но колхозные казались слаще. Бригадир Шапкинского отделения племсовхоза «Богородский» Николай Григорьевич Тарасов с воровством колхозного урожая боролся изо всех сил, пресекая его не только днем, но и поздно вечером, не давая покоя ни себе, ни уставшей лошади.

Бригадир
– Тарасов едет! – заслышав стук колес повозки, кричали шапкинские ребятишки и бежали врассыпную из колхозного сада. У большинства в своих садах были яблоки, но колхозные казались слаще. Бригадир Шапкинского отделения племсовхоза «Богородский» Николай Григорьевич Тарасов с воровством колхозного урожая боролся изо всех сил, пресекая его не только днем, но и поздно вечером, не давая покоя ни себе, ни уставшей лошади.
Это порой удивляло, тем более, что ему забот и без того хватало. Все поля были засеяны, выращивали зерно, кормовую свеклу, картофель, капусту и даже помидоры. Из двух садов в город отправляли викторию, вишню и яблоки разных сортов.
Наряды и трудодни ему зачастую приходилось по несколько листов выписывать допоздна дома и утром вывешивать перед разнарядкой. Помогала старшая дочь Софья, которая, когда пришло время выбирать профессию, пошла учиться в Работкинский сельскохозяйственный техникум и стала бригадиром на ферме в родном селе.
– Работа для отца была на первом месте, и он всегда колхозные интересы ставил выше личных, – вспоминает С.Н. Мартюхина. 
– Не думал о себе, хотя постоянно болел. С фронта пришел весь простуженный, так как с первого до последнего дня Великой Отечественной войны был связистом. Выполнять боевые задания приходилось в сильные морозы и по пояс в снегу. То, как он кашлял, забыть невозможно, и ничто ему не помогало. Хронический бронхит мучил его до конца жизни, хотя он никогда, даже на фронте, не пил и не курил.
Вспоминать о том, что пришлось пережить за четыре военных года, не любил, да мы и не расспрашивали. Узнали про его боевые пути-дороги, когда папы не стало в 63 года. Его фронтовые друзья-однополчане продолжали писать в Шапкино поздравительные открытки, письма. В 1995 году совет ветеранов 378-го отдельного линейного батальона связи прислал маме, Елене Владимировне, поздравление с 40-й годовщиной Победы и приглашение в Москву на встречу. Как же они дорожили фронтовой дружбой и поддерживали друг друга и семьи тех, кого не стало!
Командир батальона, капитан Григорий Филиппович Кузнецов в 1972 году приезжал к нам во время служебной командировки из Москвы, где он занимал ответственный пост в автомобильной отрасли, в Павлово. Как же отец радовался этой встрече! Когда в 1979 году отец умер, Г.Ф. Кузнецов прислал телеграмму, что сочувствует нашему горю, но по состоянию здоровья приехать не может.

На Малой земле
Так назвали небольшой плацдарм южнее захваченного немецкими войсками города Новороссийска, который после успешной десантной операции части и подразделения 18-й армии удерживали почти весь 1943 год. На тонком мысу в районе города Геленджик к этой военной операции готовили штурмовые группы, в состав которых входили и бойцы 378-го отдельного линейного батальона связи. Среди них были и богородчане, в том числе Николай Григорьевич Тарасов и Петр Михайлович Еграшин из села Шапкино, Иван Фёдорович Комаров из Троицы.
Книгу мемуаров Генерального секретаря КПСС Леонида Ильича Брежнева «Малая земля» Н.Г. Тарасов читал с особым интересом. В 1943 году начальник политотдела 18-й армии Брежнев вручал ему и его товарищам партийные билеты. Николай Григорьевич не раз перечитывал эпизод про то, как бойцы нашли в лесу корову. Он доставал фронтовые фотографии и находил ту, на которой один из них стоит рядом с послушной кормилицей. Она им молоко давала, но потом снова в лес ушла.
Из музея Новороссийска после войны Н.Г. Тарасову приходило письмо с просьбой поделиться воспоминаниями о боях за этот город. И передать эту просьбу воевавшим на Малой земле богородчанам Кальмину, Санкину, Косову, Еграшину, Вакину, Комарову, Махлонову, Чиркову. Издательство «Молодая гвардия» готовило книгу по свидетельствам фронтовиков. Николая Григорьевича и Петра Михайловича это письмо уже не застало в живых. Да и не любили они о войне вспоминать. Дочерям запомнились их слова: «Не видеть бы вам того, что повидали мы».
Потемневшие от времени боевые награды – живые свидетели негромкого солдатского подвига. В 1943 году Н.Г. Тарасов был отмечен двумя медалям: «За отвагу» и «За освобождение Новороссийска». К боевому знаку «Отличник связи» ему выдана справка от 22 октября 1943 года о том, что им он награжден за отличное выполнение боевых заданий и обеспечение бесперебойной связи. 

Выделялся среди лучших
На сайте «Подвиг народа» внук Н.Г. Тарасова Вадим Мартюхин нашел информацию о том, за что его дед был представлен ко второй медали «За отвагу» в 1944 году. Связисты шли на задание лесом и нашли подбитый вражеский самолет. В кабине у погибшего летчика они обнаружили пакет с ценными документами и доставили его командованию.
Н.Г. Тарасов был награжден бое-выми медалями «За освобождение Варшавы», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». «Мы все шли в бой за Родину, за Сталина», – говорил без особого пафоса Николай Григорьевич, когда речь заходила о войне.
С.Н. Мартюхина бережно хранит семейный архив. В нем много фронтовых фотографий. На одной из них – красный флаг, который они, победители, оставили в немецкой деревне. На групповом снимке связисты в минуты отдыха. Николай Григорьевич – в верхнем ряду второй справа с боевой наградой на гимнастёрке. В нижнем ряду – земляк Иван Фёдорович Комаров с гармошкой в руках. В 1945 году он вернулся домой в село Троица инвалидом, на одной ноге. Рядом с ним слева – Пётр Михайлович Еграшин из Шапкина.  
Софья Николаевна перебирала письма и с дрожью в голосе читала одно из них от фронтового друга отца В. Глазунова: «…Узнал о постигшем вас горе. Мы с Николаем Григорьевичем почти всю войну были вместе в 378-м батальоне связи. Я был молод (ушел на фронт в 1941 году в 17 лет добровольцем), и он научил меня мастерству связиста. Был он очень трудолюбивым, энергичным и никогда, даже в самые тяжелые минуты, не унывал. Умел шутить, шутил даже тогда, когда смерть смотрела в лицо. Это был удивительно жизнерадостный и жизнелюбивый человек, патриот, любил людей и Родину. Настоящий солдат. Таких было много, но он выделялся среди лучших».
В мае 1945 года победившие в битве с фашистской Германией советские войска отправились на войну, объявленную милитаристской Японией. Пока Н.Г. Тарасов с боевыми товарищами плыли на корабле из Европы в Азию, враг капитулировал. А фронтовики в августе 1945 года вернулись домой, к мирному труду.

Штурмовал высоты Дона
О фронтовой судьбе старшего брата Александра Григорьевича Тарасова Н.Г. Тарасов и все родные узнали в 1968 году из районной газеты «Ленинская победа». Под рубрикой «Никто не забыт, ничто не забыто» в ней было напечатано письмо М. Савенкова, руководителя кружка красных следопытов Первомайской школы № 1 Россошанского района Воронежской области. Он сообщал, что красные следопыты решили увековечить память воинов, погибших при освобождении их села в грозные годы Великой Отечественной войны. Через Центральный архив Советской Армии и Россошанский райвоенкомат им удалось уточнить, что в числе захороненных в братской могиле 317 бойцов – двое из Богородского района Горьковской области: лейтенант Анатолий Александрович Козин и рядовой Александр Григорьевич Тарасов. 
На крутых склонах правобережья Дона, которые были превращены немцами в сильно укрепленную полосу, покрытую сетью глубоких траншей, дзотов, пулеметных точек, проволочных заграждений и минных полей, Козин и Тарасов в числе первых пошли на штурм господствующей высоты. 16 декабря ночью фашисты были выбиты из 16 блиндажей. После этого короткого штыкового и гранатного боя полегло почти полторы тысячи вражеских солдат и офицеров.
Не успели немцы опомниться от ночной атаки, как наши воины, и среди них Козин и Тарасов, по обледенелым склонам, как суворовцы в Альпах, с помощью веревок, шатких мостиков начали штурмовать другие высоты Дона, шаг за шагом освобождая родную землю.
Когда бойцы подразделения лейтенанта Козина одними из первых вступили в деревню Цапково, то на центральной улице в зареве пожарищ увидели виселицу. На ней была табличка: «Здесь повешены партизаны и коммунисты». Вскоре разгорелся бой. Некоторые дома по нескольку раз переходили из рук в руки. В этой жестокой схватке было взято в плен много фашистов, в том числе власовцев. А.Г. Тарасов погиб 28 декабря в бою за освобождение села Первомайск Россошанского района Воронежской области, а его командир А.А. Козин – 30 декабря 1942 года.
Следопыты местной школы писали письма в редакции газет в разные города страны, чтобы найти родственников своих освободителей и собрать воспоминания о них. Они также сообщали, что ухаживают за братской могилой.
На эту статью в районной газете от 21 марта 1968 года откликнулись следопыты школы № 7 города Богородска. Они разыскали жену А.Г. Тарасова А.В. Тарасову, которая жила на улице Юргенса. Анна Васильевна рассказала, что ее муж Александр Григорьевич, 1907 года рождения, родом из села Шапкино. Вырос в большой семье, у родителей Григория Васильевича и Евдокии Ильиничны было пятеро детей, и всех они воспитали честными, трудолюбивыми.
Александр окончил четыре класса в Шапкинской школе, а дальше учиться не смог, так как надо было помогать родителям. Он пошел работать в колхоз. Хотел стать трактористом, и вскоре эта мечта исполнилась – его направили на курсы при Богородской машинно-тракторной станции. С большой энергией взялся Александр Тарасов за любимое дело в родном колхозе. Его фотография не сходила с Доски почета. За ударный труд имел премии и поощрения. Все лето и осень 1941 года он работал на своем тракторе, на комбайне убирал урожай зерновых. А затем настал и его час вслед за братьями Николаем и Михаилом встать на защиту Родины от фашистских захватчиков.
 «Все родные и близкие, – писала в статье «Следопыты ищут» комсорг 8 «А» класса школы № 7 Нина Санатова, – сердечно благодарят красных следопытов Первомайской школы за известие о месте гибели А.Г. Тарасова и за то, что подвиг его не забыт».
Пожелтевшие вырезки из «Ленинской победы» хранит в семейном архиве С.Н. Мартюхина, которая, как и ее родители, постоянно выписывает районную газету.

Погиб от рук бандеровцев
После войны Н.Г. Тарасову стало известно и о подробностях гибели младшего брата Михаила, с которым они призывались на фронт Богородским райвоенкоматом летом 1941 года. Красные следопыты из школы № 1 города Сакаль Львовской области написали родным бойца Михаила Григорьевича Тарасова, что он погиб от рук бандеровцев. Ночью они ворвались в блиндаж и перерезали находившихся в нем красноармейцев. Узнав об этом злодеянии, под страхом смерти местные жители похоронили их. Школьники ухаживали за могилами. 
Михаил Тарасов был санинструктором и вместе с боевыми товарищами стал жертвой тех, кого в наши дни на Украине называют национальными героями. В своей книге «Русские идут» наш земляк-фронтовик Г.К. Цибин, рассказывая правду о войне, называет власовцев и бандеровцев палачами своего народа, у которых нет родины.
В 1982 году С.Н. Мартюхина по туристической путевке ездила на Украину.
– Мы побывали во многих городах тогда еще братской республики, за освобождение которой от фашистской нечисти не щадили свои жизни наши солдаты, – поделилась воспоминаниями Софья Николаевна. – Больше всего меня интересовал город Львов, где мы должны были находиться два дня. Ведь на Украину я ехала с мыслью обязательно найти могилу дяди Миши. Во Львове узнала на автовокзале, что до города Сакаль сто километров, ходит автобус. Добралась благополучно, спросила, где находится кладбище. Местные жители сказали, что братское захоронение пострадавших в 1943 году от бандеровцев у них называют холмом. Там была установлена скульптура солдата и горел вечный огонь. Рядом пять могил. У каждой по краям росли вечнозеленые туи, связанные между собой красными лентами. Они словно склонили головы над теми, кто принял мученическую смерть на этой земле. На могильной плите под номером четыре нашла фамилию дяди и не смогла сдержать слез. Заказала венок с красной звездой от всей родни.
В тот же день побывала в местной школе, встретилась с красными следопытами и их руководителем. Поблагодарила за то, что сообщили о трагической гибели и о месте захоронения близкого родственника. До сих пор храню книгу с дарственной надписью о той памятной встрече и веточку туи с дорогой могилы. Взяла с нее с собой горсть земли, как наказывал отец.
Благодарна нашему земляку Владимиру Махлонову, который в своей книге «Родное Шапкино село» поместил рассказ о трех братьях Тарасовых и их фотографии.
Нам, детям фронтовиков, больно слышать и смотреть по телевизору, как уничтожают память о своих освободителях на Украине, в Польше. Сколько наших родственников полегло на чужбине в 1941-1945 годах, и обидно, что оскверняют их память. Поэтому нам надо в своей семье, селе, городе, говорить правду о Великой Отечественной войне, чтобы наши внуки, правнуки знали, какого они рода и племени.

Автор: МИХЕЛЬСОН Вера

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.