Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  Выпала такая доля  / 

Выпала такая доля

09 июня 2020 г.

Всего одно письмо успел написать домой Михаил Федорович Шабунин. Его сохранила Прасковья Михайловна Шабунина, которая последние семнадцать лет жила у дочери Людмилы. Л.М. Чикварова прислала в редакцию «Богородской газеты» ксерокопию этого письма и фотографию отца. Читая его, чувствуешь, что человек писал сердцем, понимая, что, может быть, это последние слова близким людям.

На огонек в клуб
Людмила Михайловна Чикварова живет в деревне Кузнецово больше 60 лет. В 1959 году, когда молодежь стремилась уехать из сельской местности в город, она после окончания Борской культпросветшколы получила направление в Богородский район и была назначена заведующей Кузнецовским клубом. Мало кто теперь помнит, что фамилия у молодой и симпатичной девушки была Шабунина, так как вышла она замуж за местного парня Валентина Чикварова.
Огни деревенского клуба стали светиться допоздна, потянулись сюда, как говорят, и стар и млад. На танцевальные молодежные вечера в Кузнецово приезжали со всей округи. А все потому, что с огоньком относилась к своей работе завклубом. Приветливая, общительная, веселая, а если надо и строгая, она находила подход и к молодым, и к пожилым. И стала в деревне своим, незаменимым человеком, к которому можно обратиться с любыми просьбами. Л.М. Чикварова заочно окончила библиотечное отделение Борского культпросветучилища. Люди тянулись к ней, и всегда находились помощники в подготовке и проведении мероприятий. К каждому празднику коллектив художественной самодеятельности под ее руководством ставил концерты. 
 
Дорогая фотография
В череде календарных дат 9 Мая для нее особый день в году. Если бы не Великая Отечественная война, она бы знала своего отца Михаила Федоровича Шабунина не только по фотографии. Когда он уходил на фронт, ей было всего три года. В феврале 1942 года в село Большое Шахунского района семье от него пришло письмо, а через месяц – похоронка.
– Я была у родителей девятым ребенком и единственной дочкой, – вспоминает Л.М. Чикварова. – Две девочки и два мальчика в нашей семье умерли еще до войны. Мама рассказывала, что папа любил ее и нас, пятерых детей. Работал он в колхозе. Был очень трудолюбивым и заботливым. Срубил и поставил пятистенный дом на две половины, но одна так и осталась без окон и дверей – достроить ее помешала война.
С нами жил его отец Федор Михайлович Шабунин и после гибели сына, как мог, помогал овдовевшей невестке Прасковье, стал нашим кормильцем. Он был очень работящим. В молодые годы занимался выделкой овчины и во время раскулачивания чуть не пострадал как крепкий хозяин. Но случился пожар, его дом со всеми постройками сгорел, зато дед остался на своей земле и прожил до 95 лет. В трудные военные и послевоенные годы летом нанимался пасти стадо, а зимой плел лапти. На базаре их у него брали нарасхват. И нас, внучат, на вырученные деньги обувал и одевал.
Мама вставала чуть свет, топила печку, доила корову и уходила на работу в колхоз. Дома ее ждали заботы в своем хозяйстве. Зимой она пряла лен, который сами выращивали. Из него ткали полотно и шили одежду. И как только у наших матерей на все сил хватало?

В маршевой роте
Всего одно письмо успел написать домой Михаил Федорович Шабунин. Его сохранила Прасковья Михайловна Шабунина, которая последние семнадцать лет жила у дочери Людмилы. 
Л.М. Чикварова прислала в редакцию «Богородской газеты» ксерокопию этого письма и фотографию отца. Читая его, чувствуешь, что человек писал сердцем, понимая, что, может быть, это последние слова близким людям. Он просит заочного благословения у отца, веря в его силу, и низко кланяется жене, детям, родственникам.
О себе сообщает, что 7 февраля их обмундировали и обучают военному делу. Скоро отправят на фронт, на какой, неизвестно. С ним рядом товарищи из соседних сел Алексей Челноков, Иван Полозов и Яфим Голубев. «Определили нас в хозяйственную маршевую роту, – писал 16 февраля 1942 года М.Ф. Шабунин. – Едем на фронт обслуживать гвардейскую дивизию. Всем выдали красногвардейские книжки, чтобы хранили их в левом кармане гимнастерки. Уезжаем сегодня, в чистый понедельник. В нашей роте пекаря, кашевары, сапожники, ездовые на лошадях, портные. Но, может быть, и нам придется быть в опасности… Обо мне, Паня, шибко не расстраивайся, поскольку мне выпала такая доля. Жизнь моя не в своих руках, куда пошлют меня, надо работать и подчиняться. Самоотверженным трудом, не щадя своей жизни, защищать свою Родину до последней капли крови. Я сейчас нахожусь в Гороховецких лагерях, где находился и сыночек мой Натоля. Затем, Паня, писать более нечего. Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю… Прощай, дорогая дочка Люся, Леня и Вася.»

У станции «Жарок»
– Это первое и последнее письмо отца,– продолжила свой рассказ Людмила Михайловна.– Потом пришла похоронка, в которой сообщалось, что Михаил Федорович Шабунин в составе 115-й стрелковой дивизии частей 54-й армии Волховского фронта принимал участие в боях за освобождение железнодорожной станции «Жарок» и 18 марта 1942 года получил смертельное ранение в грудную клетку. После войны мама обращалась в военкомат и ей сообщили, что ее муж похоронен в братской могиле недалеко от станции «Жарок». 
Мой брат Александр Михайлович Шабунин до войны окончил Семеновское педагогическое училище и работал директором школы на Дальнем Востоке. Он мечтал стать военным и добился своего, ушел в отставку из рядов Советской Армии в звании подполковника. Его сын Сергей тоже выбрал профессию военного, дослужился до полковника. Они вместе разыскали место захоронения отца и деда, установили на обелиске его фотографию.
Мы с мужем Валентином Тимофеевичем Чикваровым тоже ездили поклониться праху моего отца. В Ленинграде нас встретил племянник Сергей Шабунин, вместе с ним добрались на электричке до станции «Жарок», недалеко от которой находится братская могила. На нескольких мемориальных плитах написаны 500 имен, и среди них – фамилия отца. Об этом трудно вспоминать без слез.

Достойны 
своего отца
 – Папа так и не узнал, что его старший сын Анатолий, от которого с 1941 года не было никаких вестей, остался жив. После ранения в голову в одном из боев он попал в плен и был освобожден нашими войсками. Мама, когда он вернулся домой, плакала от радости. Анатолий работал председателем колхоза. У него тоже большая семья – десять детей, – продолжает Л.М. Чикварова.
– Другой сын Леонид вернулся домой с фронта калекой. Он охранял железнодорожный состав и так случилось, что попал под колеса поезда и лишился одной ноги. Зимой брат Анатолий встретил его на станции в Шахунье и привез на санках в свое село. Узнав об этом, все шли с ним повидаться, так что народу набилась целая изба. Наш Леонид духом не пал. Выучился на сапожника, всем нам сшил новые сапоги. Женился и своей жене даже пальто сшил. У них родилось десять детей. В колхозе летом одноногому фронтовику выделяли лошадь, и он пас стадо. 
Еще один сын Василий в годы войны подростком работал в колхозе наравне со взрослыми. Потом выучился на тракториста. У него в семье пятеро детей.
 
Особый день 
в году
Дочь Шабуниных Людмила окончила в своем селе семь классов, затем среднюю школу в Шахунье и выбрала профессию культработника. 55 лет она заведовала клубом в деревне Кузнецово и много слышала рассказов от вдов и детей погибших на войне солдат. По ее просьбе богородский художник Виктор Сургутов оформил для клуба три фотостенда: «Они погибли за родину», «Они сражались за родину» и «Герои Советского Союза – богородчане». Один из них – уроженец д. Кузнецово Давыд Константинович Курыжов. Приезжая на родину, он по приглашению Л.М. Чикваровой приходил в клуб на встречи с земляками.
Каждый год она заранее начинала подготовку к празднику Дня Победы. Готовила сценарии тематических вечеров, выступлений на митинге у памятника погибшим землякам, в которых сама всегда принимала активное участие. С ее уходом на заслуженный отдых в 2014 году клуб закрыли. Но как и прежде Людмила Михайловна ежегодно по личной инициативе готовит праздничные программы, с которыми она и ее помощники выступают 9 Мая. Для нее, дочери погибшего фронтовика, это особый день в году. К 75-летию Победы репетиции начали еще в январе. Из-за эпидемии не было митинга и шествия «Бессмертного полка», но она надеется, что обязательно их проведут.

Автор: МИХЕЛЬСОН Вера

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.