Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  «Помню и горжусь!»  / 

«Помню и горжусь!»

22 июня 2018 г.
«Помню и горжусь!»
Фото: ЩЕЛИН

Одиннадцатиклассница школы № 1 Алина Осокина считает своего прадедушку героем. В её семье бережно хранят память о родственнике – участнике Великой Отечественной войны. В этом году девушка написала о нём исследовательскую работу под названием «Не герой, раз был в плену?.. (военная судьба моего прадеда).  Во введении она отметила: «С каждым годом все больше и больше уходит из жизни ветеранов войны, но их судьбы продолжают волновать нас, людей XXI века. Вечная слава и память тем, кто пришел домой с победой, и тем, кто навеки остался на поле боя. Однако есть среди солдат и те, кто прибавил к своей военной биографии страшное слово-приговор: был в плену». Прадеду Алины, Сергею Степановичу Осокину, довелось испытать ужасы фашистской неволи.

По комсомольскому призыву

Он родился 8 октября 1922 года в селе Шапкино. До войны работал в колхозе «Коммунар». 22 июня 1941 года, когда нагрянула беда, ему было лишь девятнадцать. Не попав сразу на фронт, Сергей Степанович продолжил трудиться в хозяйстве. Осенью в районе деревень Пашигорево и Шарголи вместе с другими копал противотанковый ров: советское командование опасалось, что немцы прорвут нашу оборону в районе Воронежа и смогут окружить Москву.
По комсомольскому призыву в октябре 1941 года Сергей Осокин ушёл защищать Родину. На сборном пункте в Дзержинске получил направление на курсы десантников. Обучение в Ивановской области продолжалось недолго, и в январе 1942 года молодой боец стал воином-десантником 4-го воздушно-десантного корпуса 8-й воздушно-десантной бригады. Бойцы бригады участвовали в сражениях, боевых рейдах, устраивали засады противнику. Спали по два-три часа в сутки, зимой стойко переносили сильные морозы, по весне, в полном обмундировании с оружием, переправлялись через реки, речушки, ручьи, но на судьбу никогда не жаловались, понимали: «идёт война народная, священная война».
Приходилось красноармейцу Осокину и в рукопашную ходить: «Бежишь, глядишь, кто бежит навстречу, понимаешь – на тебя. Лицо перекошено, наверное, и у тебя такое же. Когда бежали, ещё стреляли, а дальше – отдельные выстрелы. И другие звуки слышны: крик, мат, стоны. Бьёшь чем попало и куда попало: прикладом, ножом, лопаткой. Даже пулемёт за ствол брал и как оглоблей махал направо и налево. Тут выбора нет: или ты, или тебя».   Воспоминания Сергея Степановича уже в мирное время записал его сын, а потом передал их своей внучке – Алине.
В марте 1942 года С.С. Осокина ранило двумя пулями в бедро навылет. Через три недели после ранения он опять воевал. Ужасное случилось 20 июня. В тот день шёл бой у Варшавки – дороги, проходящей по территории Смоленской области и ведущей из Москвы в Польшу. Во время миномётного обстрела десантника Осокина контузило. Подняться с земли не получалось: ослаб, оттого что потерял много крови. «Вот и всё! Сейчас немцы, наверное, застрелят, а мне всего двадцать лет», – подумалось тогда солдату. Повезло, не застрелили, но везение оказалось призрачным, потому что впереди его ждало новое жестокое испытание – концлагерь.
 
«Плен – доля страшная»
 «Шталаг 4Б» находился на правом берегу Эльбы, в 30 километрах южнее города Торгау. Сначала пленных помещали в карантинный блок и заводили на каждого личное дело, состоявшее из учётной карточки. В ней записывали фамилию, имя, отчество, дату и место рождения, вероисповедание, национальность, имя матери, семейное положение, место жительства, гражданскую специальность, военное звание, состояние здоровья.
При лагере был литейный завод, на котором работали военнопленные. 
«Плен – доля страшная: тяжёлая работа, жестокое обращение, плохая еда. Кормили похлёбкой – баландой из брюквы, от одного запаха которой тошнит. Это пойло приходилось есть – другой пищи не давали. Постепенно от такой еды люди слабели, начались болезни – дизентерия, тиф, туберкулёз», – рассказывал после войны Сергей Степанович. Из-за эпидемий лагерь закрыли на карантин, трудоспособных же перевели в другой – «Цайтхайн».
Условия содержания в «Цайтхайне» тоже были ужасными. Не хватало колодцев, а значит, и питьевой воды. Пленные утоляли жажду из луж. Недостаточное количество туалетов и умывальников приводило к постоянным эпидемиям дизентерии.
Везло тем, кто попадал в команды для работы на полях местных фермеров: кормили их лучше, чем остальных пленных.  Сергею Степановичу «посчастливилось» несколько раз попасть в такую команду. Но пришлось ему заниматься и другими делами. 
Из воспоминаний С.С. Осокина: «Работу выполнять приходилось всякую: собирали тела умерших и хоронили на местном кладбище. Иногда нас заставляли сжигать трупы в печах. Их грузили на помосты, по рельсам толкали в печь, двери закрывали и включали насосы, подавая через форсунки топливо. Трубы крематория постоянно дымили, распространяя вокруг тошнотворный запах».
До весны 1945 года Сергея Степановича ещё дважды переводили в другие лагеря: в «Лигвитц», расположенный на территории Чехии, и «Баден» – в Австрии. После освобождения его переправили на территорию Украины, где ему предстояло пройти строжайшую проверку по линии НКВД.
Из воспоминаний С.С. Осокина: «Нас привезли в Луганск и стали «трясти» на факт сотрудничества с немцами. На время проверки я работал на шахте. Документы имел временные, причём на фамилию Максимов – девичью фамилию моей матери».
Проверка для него закончилась благополучно: сотрудники НКВД нашли доказательства, что взятый в плен красноармеец Осокин не был пособником фашистов, а значит, ни в чём не виновен.
Весной 46-го состоялось возвращение домой. В родном селе его не ждали, потому что осенью 1943 года родители Сергея Степановича получили «похоронку»: в условиях военного времени произошла ошибка: погиб другой солдат по фамилии Осокин. Состояние родителей словами передать было невозможно: от счастья им даже дышалось трудно, а вместе со слезами их души покидала боль.
 
Он сражался за Родину
Из работы Алины Осокиной: «Моего прадеда не стало 5 апреля 1994 года. Я его никогда не видела, не разговаривала с ним, но знаю твёрдо: он доблестный защитник страны! И не только потому что после войны был награждён медалью «За оборону Москвы» и орденом Отечественной войны II степени. Мой прадед сражался за Родину: умело и храбро.  В плену, в нечеловеческих условиях не просто выжил, а и вёл себя достойно, стойко перенося все невзгоды. Пережившие плен – это тоже участники и герои Великой Отечественной войны!»  

Автор: ЩЕЛИН Сергей

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.