Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  «Пока ты веришь, я живой»  / 

«Пока ты веришь, я живой»

17 мая 2017 г.
«Пока ты веришь, я живой»

Так сказал мой прадедушка своей жене Полине летом 1941 года, уходя на войну, и добавил: «Не плачь, я вернусь!» И вернулся. Вернулся, несмотря ни на что, вопреки всему. В 1947 году. 

Весточка – из Германии
Весточка от него пришла после победы. Из Германии. До этого было у прабабушки только извещение о том, что ее муж, мой прадед Иван Автономович Белов пропал без вести. Его она получила в 42-м году. Может быть, успел боец написать и пару писем… 
К сожалению, они не сохранились. 
Конечно, плакала, было страшно, думалось о плохом. Но помнила слова мужа, сказанные при расставании: «Пока ты веришь, я живой», и его обещание вернуться. И все долгие годы войны вера, что он жив, любовь к нему, надежда на возвращение помогали ей преодолевать трудности и растить детей – сына Александра и дочерей Веру и Любу. 
В июле 1941 года Ивану Автономовичу исполнилось 35 лет, он был уже семейным человеком. Вторая дочка родилась 1 сентября, в день отправки отца на фронт. Назвали её Любой, Любовью. Это моя бабушка по папиной линии. Увидел он её только после войны, и девчушка сразу почувствовала: отец вернулся!
В нашей семье хранится дорогая фотография – та самая весточка из Германии. Какого года? Могу только предположить: 1946. На ней за швейной машинкой «Кайзер» в сапожной мастерской – мой молодой прадедушка, за его спиной – русский солдат, внимательно наблюдающий за работой бывших военнопленных. На оборотной стороне рукою Ивана Автономовича написано: «Привет из Германии. Высылаю фото родительнице и всем братьям и сестрам. Ваш сын и брат за работой». 
А в 47-м он вернулся. 

Мой далекий родной прадедушка
Что же с ним случилось? Как сложилась его военная биография? Что скрыто за официально-горькой фразой извещения «без вести пропавший»? Расспрашиваю папу, маму, переписываемся с родственниками, собираем буквально по словечку скупые сведения об Иване Автономовиче. Сам-то он, дедушка, как говорит мой папа, практически ничего не рассказывал: не мог, не хотел вспоминать тот кошмар, через который прошел, старался как можно быстрее забыть. 
И постепенно мой далекий прадед по отцовской линии, которого я даже не видела (он умер до моего рождения), становился мне близким и родным человеком.
Иван Автономович Белов из многодетной семьи священника села Климонтино Нижегородской губернии, все дети которой (три сына и четыре дочери) чтили веру, но выбрали профессии, не связанные с религией. Так, Иван стал отличным скорняком, обувь шил на загляденье, по индивидуальным колодкам, качественно. Был он и хорошим охотником, сам выделывал шкурки животных, знал толк в коже. 
Перед отправкой на фронт пехотинец Иван Белов прошел подготовку в Гороховецких лагерях: там обучали, как противостоять вражеским танкам.
1 сентября 1941 года рядовой противотанкового батальона, боец пулеметного расчета № 1 Иван Белов отправлен в Вязьму Калининской области. После ожесточенных боев от батальона осталось восемь человек, а от полка – только рота.
Летом 1942 года мой прадед с товарищами сражался под командованием маршала С.К. Тимошенко, был ранен, попал с остатками Харьковской группировки в окружение, затем в плен…

Через кошмар лагерей
Ему удалось бежать из временного пересылочного лагеря для военнопленных, наткнулся на часть, вместе с которой пробивался из окружения. И снова плен: отправили в северную Францию, г. Комбри. 
Пленных использовали для разгрузки артиллерийских складов. Совместно с местными патриотами готовили побег, но нашелся предатель. Каждый пятый пленный был расстрелян, остальных немцы погрузили на баржу и вывезли на остров Узедом в Балтийском море, где у фашистов была развернута учебная авиабаза.
Пленному русскому летчику Михаилу Девятаеву удалось угнать немецкий самолет и с группой советских военнопленных совершить побег. После такого дерзкого поступка остальные узники лагеря были переправлены в Заксенхаузен, откуда потом тысячи заключенных перевели в Бухенвальд, в том числе и моего прадеда. 
О том, что он пережил, Иван Автономович никогда никому не говорил, но на уроках истории нам рассказывали, а потом сама прочитала о том, что советские военнопленные считались в конц-
лагере одной из самых опасных категорий. Их специально помечали – красный круг и буква «R» на рукаве. Это означало «русский». Заключенных с кругами называли движущимися мишенями. В них любой эсэсовец мог стрелять без предупреждения.
Пять концлагерей… Дедушка! Какая же внутренняя сила помогла тебе выжить и выбраться из этого ада? Размышляю, ищу ответ и вновь вспоминаю твои слова при прощании… 
Да, вера и надежда, что тебя любят и ждут, несмотря ни на что.
В апреле 1945 г. в Бухенвальд вошли американские войска. Уцелевших советских пленных передали в восточную зону Германии – в советскую зону. Проверка длилась до 1946 года, а тем временем в освобожденной Германии требовались мирные профессии.

Перед возвращением
Иван Автономович, сапожник-портной, был направлен на работу в сапожную мас-терскую военторга. Шил сапоги для советских солдат до 1947 года. Он был мастером высочайшего класса, его сапоги носили маршал М.С. Чуйков и даже маршал Г.К. Жуков, который поблагодарил прадеда именным подарком. Возможно, это семейная легенда, но ведь откуда-то она появилась… 
Прадед только в 1947 году вместе с другими военнопленными смог вернуться на родину. Вновь начались проверки – не дезертиром ли был, не сдался ли в плен, боясь защищать Родину. И от расстрела его спасло лишь письмо командира, в котором говорилось, что их пленили вместе, и он один из тех немногих, кому удалось выжить. Об этом папе давно рассказывала его мама, дочь Ивана Белова Люба. 
Пребывание в концлагерях наложило отпечаток на всю жизнь моего прадедушки: вспоминать те горькие годы он не любил, а возможно, и просто опасался. Сам он всегда говорил, что его спасла только вера, своя и близких людей. Жена Полина выполнила его наказ: верила и ждала.

После войны
Как сложилась жизнь мое-го прадеда после войны? Тяжело ли ему было? Нелегко. Но он всегда умел преодолевать трудности и учил этому своих детей и внуков.
С 1947 года он вместе со своей семьей жил в Горьком, работал сначала на мельнице, потом на заводе им. Свердлова, до пенсии – на «Оргсинтезе». Семья увеличилась: родились дочка Валентина и сын Николай. Иван Автономович построил большой дом в Канавинском районе, на все праздники всегда за одним столом собирал пять семей своих детей. Сумел победить страшную болезнь.
 «Занимался охотой, разводил лаек и дрессировал их. На выставках его собаки получали медали.
Отец был строгим, но заботливым, нас любил и учил мечтать, добиваться исполнения задуманного, воспитывал трудолюбие, учил быть уверенными в себе», – рассказывал о своем отце его младший сын Николай. 
А когда моего папу, его внука, призвали на службу в армию, Иван Автономович, которому было уже 86 лет, приезжал к нему на присягу. Вот такой он крепкий, военной закалки человек.
В 1985 году, через 50 лет после окончания войны, мой прадедушка получил высокую награду – орден Отечественной войны II степени. Как жаль, что мы уже не можем узнать, за какой подвиг награжден Иван Белов, но мы гордимся им, его мужеством и стойкостью, умением преодолевать трудности.

Автор: ВОРОБЬЕВА Марина

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.