Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  «Историки-туристы»  / 

«Историки-туристы»

28 августа 2019 г.
«Историки-туристы»

«Как я провел лето?» Не знаю, как сейчас, но раньше учителя-словесники часто предлагали своим ученикам в начале нового учебного года такую тему для сочинений. Было бы интересно сравнить творческие работы нынешних детей с сочинениями, которые писали их дедушки и бабушки много лет назад! В середине прошлого века у детей не было компьютеров и сотовых телефонов, и лишь у единиц была возможность вместе с родителями отправиться на отдых к морю. Зато были пионерские лагеря и турпоходы по родному краю, и много других увлекательных вещей. Владимир Семенович Клюев окончил среднюю школу № 1 62 года назад. Но свои летние каникулы, проведенные в походах по нижегородскому краю вместе с учителем истории Анатолием Николаевичем Головастиковым, он до мельчайших подробностей помнит и сегодня. Такое не забывается! Своими воспоминаниями он поделился с руководителем музея школы № 3, учителем истории и обществознания А.А. Борисовой, прислав из города Тольятти, где живет, рукописное письмо. Сегодня мы публикуем его рассказ на страницах «БГ» – как свидетельство удивительной эпохи – советской, как воспоминание о простом – и удивительном! – учителе А.Н. Головастикове, который не говорил о патриотизме лишних слов, но делал все для того, чтобы его ученики узнали и полюбили родную землю.

Зарождение кружка
«Зовут меня Клюев Владимир Семенович. Я учился в Богородской средней школе № 1 с 1947 по 1957 год и постоянно в одном классе под литером «А». В первом «А» классе нас было 39 мальчиков, а вот окончили десять классов только восемь. Остальные разбежались за эти годы: кто покинул Богородск, кто поступил в ФЗО, кожтехникум, да мало ли было причин в те времена! 
Не помню точно, но, по-моему, Анатолий Николаевич Головастиков пришел к нам в 7-й класс в 1954 году, сменив историка Марию Евгеньевну Зюзюкину. В класс вошел мужчина небольшого роста, в костюме (френче) военного образца, в темных брюках, заправленных в сапоги, и с бритой наголо головой. 
Практически сразу после прихода в школу № 1 он предложил создать исторический кружок с целью знакомства и изучения родного города Богородска, его окрестностей, истории, а также истории нижегородского края. Возможно, я ошибаюсь, но этот кружок был основан на базе нашего «А» класса. Наверное, потому, что наш класс был очень дружен: мы занимались спортом, участвовали во многих соревнованиях, как школ, так и города. Уже на тот момент в нашем классе была организована баскетбольная секция на базе детской спортивной школы г. Богородска, тренером которой был Николай Иванович Зубанов. 
Анатолий Николаевич предложил назвать исторический кружок «Историк-турист». Был создан вымпел кружка, автором которого был Валера Мартынов. Валера очень хорошо рисовал, и вымпел, который он нарисовал, понравился всем, в том числе Анатолию Николаевичу. Вымпел был тиражирован, и с ним мы, уже отдельной колонной, ходили на городские демонстрации. 
Уроки истории, которые проводил Анатолий Николаевич, были очень интересны, содержательны, а порой и необычны: нередко он упоминал на них Есенина, Пастернака, Мандельштама и других неизвестных для нас в ту пору поэтов. 
Но особенно много времени он уделял родному богородскому краю, Горьковской области и истории Поволжья. 

Учитель-краевед
Конечно, на первых сборах кружковцев говорил в основном Анатолий Николаевич. Рассказывал о Богородске, его истории, об истории возникновения Крутой горы и озера, а также экзотического парка, который окружал озеро. От этого парка я помню огромный старый кедр, который в одиночестве стоял на улице Полевой, недалеко от улицы Ленина и озера. Рассказывал нам об астрономе-самоучке Каплине-Тезикове. Память о нем, конечно, восстановили не мы – кружковцы, здесь заслуга Анатолия Николаевича и Валентина Аркадьевича Рождественского – одного из образованнейших интеллигентов г. Богородска. Но на открытии мемориальной доски на доме Каплина-Тезикова мы присутствовали. 
Рассказывал о композиторе Улыбышеве, имениях Бестужевых-Рюминых в Куд-решках, Рукавишниковых – в с. Подвязье, о Дудине монастыре, о музеях г. Горького: художественном, краеведческом, домике Каширина, Строгановской церкви, кремле – в ту пору еще не реставрированном, – обо всем этом узнали мы от Анатолия Николаевича. 
Наверно, в 1954 году Анатолий Николаевич организовал поход в с. Лукино на могилу композитора Александра Дмитриевича Улыбышева. Могилу мы нашли в плачевном состоянии: памятник был опрокинут, все разрушено, в зарослях. Потом усилиями А.Н. Головастикова и В.А. Рождественского могилу восстановили. 
Надо сказать, что Анатолий Николаевич вскорости стал давать нам разные поручения; мы выпускали стенгазету под названием «Историк-турист». Мне, например, он поручил подготовить лекцию о творчестве художника В.И. Сурикова. Снабдил меня материалом, открытками с репродукциями картин, книгой «Дар бесценный», автором которой является внучка Сурикова Н.П. Кончаловская. Лекцию, вернее, ее жалкое подобие, я подготовил, но Анатолий Николаевич, конечно, не дал мне опозориться. 
Подобные поручения выполняли и другие кружковцы. В памяти осталось выступление Гали Сутыриной о творчестве художника Верещагина. 

Готовимся к походу
Однажды Анатолий Николаевич предложил нам совершить летом многодневный поход по реке Керженец. Предварительно он много рассказывал нам об этом крае, о религиозном расколе на Руси, о старообрядчестве. Все это нас очень увлекло. 
Основу отряда составляли ребята и девочки нашего «А» класса. Из более старших был только один – Саша Каменский, а всего человек 16-17. Кого я точно помню: Дима Куприянов, Юра Мартюхин, Валера Мартынов, Гена Берчук, Саша Каменский, Володя Клюев, Галя Сутырина, Нина Бородина, Миля Башина, Эмма Плешкина (Берчук), Галя Тимофеева. 
Готовясь к походу, мы запаслись продуктами, в основном это были концентраты разных каш в брикетах, картофель, яйца вареные и прочие нехитрые припасы, которые долго не портятся. Взяли инструмент: нож, топор, ножовку, скобы для будущего плота, на котором собирались спуститься до Волги. Конечно, еще запасную одежду, легкие одеяла, веревки и т.п.

Семенов – Бадреевка – Светлояр
В Семенов из Горького мы приехали на поезде. Там прежде всего посетили артель, где изготавливали матрешки, ложки и прочую популярную продукцию. Помню, как меня удивила планировка города Семенова: можно идти по любой улице и обязательно выйдешь на малую или большую площадь, от которой отходят 5-6 улиц. 
Из Семенова мы пешком направились в деревню Бадреевка, где переночевали в местной школе. Кстати, Анатолий Николаевич заранее запасся письмом («охранной грамотой») от редакции газеты «Пионерская правда», и эта бумага помогала нам договариваться с местными властями о ночлеге и о другой мелкой помощи. 
В Бадреевке мы решили отклониться от намеченного маршрута и посетить легендарное озеро Светлояр. Шли до Светлояра пешком, а это около 30 км. Этот переход впервые показал нам, что такое таежный гнус. Жара, куча комаров и слепней донимали нас постоянно. Часа через 3-3,5 мы добрались до Светлояра. Трудно описать ту красоту, которая открылась перед нами: озеро совершенно круглое, окаймленное густым, диким лесом. Не шелохнувшаяся гладь чистой воды и тишина, но не абсолютная, а эдакая лесная: шелест листвы, пение птиц…
 В ту пору берег озера был абсолютно безлюден, вдалеке виднелась деревенька Владимирское. На берегу, к которому мы вышли, стояли три старообрядческих креста – старенькие, слегка покосившиеся. Вокруг озера проходит тропа, на которой мы увидели старушку, которая передвигалась по ней на четвереньках. Слышали, конечно, от Анатолия Николаевича легенду о Китеже и 
о том, что если таким способом обойти (оползти) озеро, то услышишь звон колоколов церквей затонувшего града и избавишься от недугов. Тем не менее видеть ползущую старушку было удивительно (с той поры я на Светлояре не был, но слышал, что цивилизация испоганила этот заповедный уголок)».

Двинулись налегке
 Отдохнув на берегу озера, отправились в обратный путь в Бадреевку. На Керженце приступили к строительству плота. Плот мы сделали, но он оказался неказистым и небольшим. Сказалось отсутствие опыта строительства таких плавсредств, да и скоб взяли мало. Поэтому решили погрузить на плот часть рюкзаков и отправить его с поклажей и двумя сопровождающими по реке. Сопровождающими выделили Сашу Каменского и Гену Берчука. Договорились, что встретимся в деревне, где есть мост через Керженец, а сами пошли пешком вдоль русла реки.
 Придя в деревню, поселились в школе и выставили наблюдателей на мосту для встречи плота. Прождали всю ночь, но только утром, часов в девять, появились Саша 
с Геной: без плота, без вещей, с одним рюкзаком и одеялом. Оказалось, что ночью плот врезался в перегородившее речку дерево. Плот перевернулся, все имущество пошло к рыбам, 
а мальчишки с трудом добрались до берега. Хорошо, что у них сохранился сухим коробок спичек, и они смогли обогреться и обсохнуть на берегу. 
До сих пор со страхом это вспоминаю и думаю, что же пережил Анатолий Николаевич, ожидая ребят, и какое облегчение он получил, увидев Сашу и Гену живыми и здоровыми. 
Конечно, потеря имущества и части продовольствия внесла некоторые коррективы в наше дальнейшее путешествие. А поскольку утонули в основном девичьи рюкзаки, то с ними ушли и более вкусные продукты. 
Мы с Анатолием Николаевичем (я в отряде выполнял должность завхоза) подсчитали убытки и решили, что на дальнейший путь, если без разносолов, продуктов хватит. И так, налегке, по лесной дороге, мы двинулись, любуясь красотами Керженца, кормя днем мошкару и слепней,  вечером – комаров, а ночью – клопов, которых было в избытке в школах, где обычно мы ночевали. 

По керженским лесам
Дорога, которую порой трудно было назвать такою, вела нас через дикие керженские леса к Волге. По пути мы проходили через небольшие деревеньки. Старообрядческие деревни выглядели вполне прилично по сравнению с нашими: добротные бревенчатые дома, у каждого дома свой колодец с журавлем. Из-за этих «журавлей-зениток» деревни виднелись издалека. Воду пили из своей посуды. Жители не приветствовали, когда мы пили из колодезного ведра. 
Успешно добравшись до Волги, мы переправились на другой берег к пристани г. Лысково, уж не помню каким способом – на лодках или другими средствами. В Лыскове сели на пароход и прибыли в г. Горький, а оттуда до Богородска – рукой подать. Так закончилось наше увлекательнейшее путешествие по Керженцу. После нам вручили удостоверения и значки «Турслет СССР». 
С наступлением нового учебного 1955-1956 года наш кружок «Историк-турист» пополнился новыми членами из более младших классов. Мы продолжали собираться, слушали рассказы Анатолия Николаевича, обсуждали планы работы кружка, ходили в походы. В общем, интересно работали. Анатолий Николаевич предложил нам совершить летом очередной поход, но уже по реке Ветлуге. Еще перед походом по Керженцу он очень рекомендовал прочитать нам книги Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах». Особенно «В лесах». Не думаю, что кто-либо из нас прочитал их. Для того возраста, в котором мы были, эти книги были трудноваты. Но зато с каким удовольствием я прочел их в зрелом возрасте, восстанавливая в памяти эти походы и встречая знакомые названия и места! 

По Ветлуге-реке
К походу по Ветлуге мы готовились основательнее – учитывая те недостатки и ошибки, которые мы вольно или невольно совершали в походе по Керженцу. 
И вот наступило лето 1956 года. Где-то в середине июня мы отправились в поход.  Кроме Анатолия Николаевича, с нами был Александр Михайлович Савельев, учитель физкультуры. Всего в отряде было человек 24-25. Точно я не помню. Поездом мы добрались до Семенова, далее до поселка Ветлужский, где арендовали две лодки. 
В Ветлужском местные жители сообщили нам, что в одном месте произошло обрушение берега и обнажились какие-то кости. Мы пошли туда и увидели останки мамонта! Некоторые кости были обнажены, и там же лежал почти открытый бивень мамонта. Анатолий Николаевич запретил нам производить какие-либо раскопки, а бивень разрешил взять 
с собой. Он был доставлен нами в школу, а о находке Анатолий Николаевич сообщил в г. Горький. 
Одна лодка была большая, другая чуть меньше. На маленькой плыли мальчишки – человек 9-10, а на большой все остальные. Я плыл на большой, думаю, что Анатолий Николаевич специально усадил меня в большую лодку. Дело в том, что я в ту пору покуривал, причем один из всего отряда, и, чтобы ограничить мое тайное курение, он и взял меня в свою лодку – ближе к девочкам. Ну и еще надо же было кому-то грести веслами.
Поход по Ветлуге, конечно, очень отличался от похода по Керженцу. 
Это был скорее отдых на воде. Надо было только посматривать, чтобы не столкнуться со сплавными плотами. Мы периодически приставали к берегу, готовили кашу, отдыхали и продолжали путешествие. В лодке, где были мальчишки, раздавались песни, а порой и нецензурные словечки (по реке разговор раздается далеко), 
а в нашей тоже были и песни, и всякие разговоры. А еще Анатолий Николаевич читал нам отрывки из «Войны и мира», порой на французском языке. 
Без особых приключений мы добрались до Волги и до города Козьмодемьянска, где посетили краеведческий музей. Потом побывали в шереметевском замке в Юрине. Из Козьмодемьянска на пароходе возвратились в Горький. В Горьком сходили в планетарий, а потом вернулись в Богородск. Всё путешествие заняло две недели. 
Далее новый, для нашего 9 «А» – последний, выпускной год. Кружок продолжал свою работу, а мы организовали в своем классе мужской хор, продолжали играть в баскетбол за школу и город. 
Вот и все мои воспоминания о том прекрасном времени и о моем любимом учителе Анатолии Николаевиче Головастикове. 

P.S. За этот поход нам дали удостоверение и знаки III разряда по туризму. 

Автор: КЛЮЕВ В.

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.