Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  И памяти короткою строкой  / 

И памяти короткою строкой

14 января 2020 г.
И памяти  короткою строкой

Недавно я встретила свое семидесятипятилетие. Последние двадцать лет жила себе и жила, как и все женщины моего поколения и социального положения, с пособием от государства.

В пенсионном удостоверении при его получении я прочитала: «Пенсия назначена по возрасту, в соответствии с Законом о государственных пенсиях и п. ст. 10 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий. Назначена пожизненно». Сердце мое дрогнуло. Пожизненно! Радость-то какая! Да меня еще никто не обещал содержать и не содержал, разве только что мать с моих младенческих лет.
Отец мой, Анатолий Иванович, не пришел с войны, а потому и не мог нас с мамой обеспечить. Он был военнослужащим в автополку, который доставлял с фронта покореженные танки для ремонта в наш благословенный город. Их восстанавливали на рембазе «Почтовый ящик № 28», а затем, проверив на прочность, отправляли обратно в сопровождении военных, и моего отца в том числе. 
По рассказам мамы Марии Ивановны Кочневой знаю, что ей было 17 лет, когда они познакомились в Богородске на танцах. Статный, красивый, он покорил девичье сердце. И хотя был старше на одиннадцать лет, ей казалось, что они смотрят на мир одинаково. А он был очень неспокойным, шла война. Гаражи автобатальона стояли во дворе дома на улице Фрунзе, где они жили. Братья Федор и Василий ушли воевать. Мария в 1941 году, когда ей исполнилось 15 лет, тоже пошла в военкомат проситься на фронт, но ее не взяли. 
Она успела окончить только девять классов, но стала работать, чтобы поддерживать семью. Приняли ее в Народный суд секретарем за хороший почерк, где к тому же требовалось грамотное изложение и оформление протоколов, вежливое обхождение. По вечерам вместе со своей мамой шила дома на ручной машинке «Подольская» женские блузки, юбки, домашние халаты, платья из ситца на заказ для подруг и соседей. 
Особенно ей нравились свадебные платья. Несложные фасоны и выкройки подбирались из журнала «Моды» в старенькой, затертой обложке, который был один на весь двухэтажный десятиквартирный дом, когда-то принадлежавший богачам Обжориным. Поэтому заказы выполнялись легко и спешно.
Мечтала ли она сшить себе красивое свадебное платье из вискозного шелка, штапеля, поплина или атласа? Думаю, что да. Но от своего избранника получала только письма, к концу войны – небольшие посылочки из Чехословакии. А потом и эта тонкая нить прервалась…
Проработав в Нарсуде два года, она научилась писать официальные заказные письма в серьезные государственные организации, и это пригодилось. 
В 1946 году стала делать запросы в министерство обороны о судьбе своих родственников, бойцов Красной Армии, не вернувшихся с фронта. И не сразу, но все же узнала, что Анатолий Иванович Жужгов, 1915 года рождения, участник Финской и Великой Отечественной войн, призванный военкоматом Пермского края, пропал без вести в сентябре 1945 года. Старший брат, Федор Кузьмич Башкиров-Кочнев, 1915 года рождения, скончался от ран в госпитале в июле 1942 года под Севастополем. Другой брат Василий Иванович Кочнев, 1925 года рождения, пропал без вести в Германии. 
Так мать моя, красавица Маруся, как звал ее отец, осталась вдовой в 20 лет с маленькой дочуркой на руках. С 1943 года работала она на шорно-седельной фабрике, где их бригада в цехе № 4 на конвейере шила большие палатки из тяжелого брезента. Все старались сделать военный заказ в срок, хотя очень трудно было подложить под лапку с иглой твердую ткань и прошивать ее на швейной машинке, соблюдая все правила технологического процесса. 
В послевоенное время, когда фабрика «Восход» открыла новые цеха, многие швеи перешли туда шить мужские брюки. Моя мама со своими подружками оказалась на новом конвейере в бригаде коммунистического труда Валентины Мишагиной. 
Я в то время получала классическое образование сначала в школе, потом в техникуме и медицинском институте в городе Казани, где у нас были родственники. Жили мы тогда и не тужили. Я работала детским врачом в роддоме, мама – на фабрике, моя дочка пошла в первый класс. Но однажды пришла еще одна беда в наш дом. Мама при трагически сложившихся обстоятельствах погибла, а шел ей тогда только 52-й год. 
Мы, дети войны, помним запах городских «саек» и «французских» булочек, которые нам с деревенским молоком выдавали в школьном буфете в большую перемену. Мы, ученики начальных классов школы № 9 на улице Свердлова, были сыты благодаря директору Петру Владимировичу Свиягину. Он организовывал завтраки для особо нуждающихся. В средних классах в школе № 1 при самой простой пище на уроках и с контрольными справлялись, и сочинения, изложения писали, и по физике, химии опыты успешно выполняли. 
Наше первое послевоенное поколение росло и шло по жизни с Победой, с народом-победителем. Мои одноклассники добились целей, к которым стремились, и каждый состоялся в своей профессии. Лена Полюхова и Валера Соколов стали переводчиками, проходили стажировку в Индии и Англии. Женя Платонов – инженер, физик-атомщик, доктор технических наук. Валера Горохов из многодетной семьи получил высшее образование. Он инженер по радиоактивному топливу для космических кораблей, доктор технических наук. Люда Сагдакова (Бадерко) – журналист, работала заместителем редактора местной газеты, отличник печати СССР. Наташа Баландина как инженер-химик была востребована на Богородском заводе искусственных кож. 
Это дети Победы только из одного нашего класса школы № 1 выпуска 1963 года.
В новом 2020 году наш народ отмечает 75-летие с дня окончания Великой Отечественной войны. Мои одноклассники и ровесники уже 75-летними пройдут 9 мая в одной колонне с победителями. 

 

Автор: КОЧНЕВА А.

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.