Главная Главная  /  Богородская газета  /  Социальный аспект  /  Онкология не приговор, или Ле...  / 

Онкология не приговор, или Лекарство – внутри нас

08 октября 2018 г.
Онкология не приговор,  или Лекарство – внутри нас

3 октября в Богородске пройдет акция по сдаче крови на типирование для Национального регистра доноров костного мозга. Она проводится фондом «НОНЦ» (некоммерческой организацией «Нижегородский онкологический научный центр»). Накануне акции в Богородском филиале Нижегородского медицинского колледжа прошла встреча куратора акции в Богородске Ю.В. Пономаренко (завпрактикой филиала), директора филиала НМК Е.Е. Минеевой и студентов, сдавших кровь на типирование весной 2017 года, с Анной Парфеновой, которой более года назад врачи из Санкт-Петербурга провели трансплантацию костного мозга. На эту встречу пригласили и корреспондента «БГ».

«Хочу вернуться на работу»

Не раз приходилось слышать: «Онкология – не приговор»; читать, что рак излечим, если выявить болезнь на ранних стадиях. Читать – и не верить. Потому что слишком много примеров обратного вокруг… Тем не менее онкология действительно не приговор, и современная медицина действительно способна творить чудеса! Потому что сидит напротив нас Аня Парфенова, которой весной 2016 года был поставлен онкологический диагноз. А сегодня, в сентябре 2018 года, она произносит: «В данный момент угрозы моему здоровью нет». – Конечно, 100-процентной гарантии мне не может дать никто из врачей, и сам господь бог ее не даст, но трансплантация костного мозга прошла успешно, а это – надежда на долгую и здоровую жизнь, – говорит Аня. 9 июня 2017 года для нее стало вторым днем рождения. В этот день в Санкт-Петербургском НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Раисы Максимовны Горбачевой ей провели такую процедуру, как пересадка костного мозга. О человеке, который спас ей жизнь, поделившись частью своих стволовых клеток, Аня знает немного: в международной практике принято в течение нескольких лет имя донора не раскрывать. Знает только, что это мужчина, и он живет в Германии. Теперь в ее организме течет его кровь. – Теперь я другой человек! – улыбается она. – Даже группа крови стала другой: была первая, после трансплантации стала второй. Клетки моего костного мозга теперь на 99 процентов заменены донорскими, здоровыми. Аня признается, что теперь она совсем иначе относится к жизни, чем до болезни. – Всему радуюсь, каждому дню, дождю, небу, солнцу – всему! – И улыбаешься теперь чаще? – Мне кажется, улыбка вообще у меня с лица не сходит. – А что может огорчить? – Только если кто-то заболеет из родных. Для меня самое главное, чтобы все они были живы-здоровы. – Какие планы строишь на ближайшее будущее? – Очень хочу вернуться на работу…

Телефон не умолкал

Анна выпускница медицинского колледжа. Окончила его с красным дипломом, была одной из самых активных студенток. Работала медицинской сестрой в приемном покое Богородской ЦРБ. Поступила в НижГМА, успешно окончила академию. В 2015 году Анну Николаевну пригласили на преподавательскую должность в медицинский колледж. Она проработала там чуть больше полугода, когда как гром среди ясного неба услышала диагноз: острый лейкоз. – До этого я никогда не жаловалась на здоровье, – рассказывает Аня. – Зимой 2016-го обратила внимание, что на теле непонятно откуда стали появляться синяки, гематомы, но значения этому не придала. Потом подцепила ОРВИ, возникло осложнение, и я пошла ко врачу. ЛОР-врач, назначив мне общий анализ крови, увидела, что некоторые показатели снижены, и направила меня к терапевту. А тот – на обследование в областную больницу имени Семашко. Там, взяв пункцию костного мозга, экстренно госпитализировали меня в гематологическое отделение. Тогда я и узнала о своем диагнозе… Девушка пережила несколько сеансов химиотерапии. Затем услышала от врачей, что нужна пересадка костного мозга. Ее могут провести в клинике Санкт-Петербурга, главное – найти донора, «генетического близнеца», чей генотип желательно стопроцентно совпадал бы с Аниным. Ее родной брат сдал кровь на типирование, но совместимость его клеток с Аниными составила только 50%. В Национальном регистре костного мозга имени Васи Перевощикова донора для богородчанки, увы, не нашлось. Кстати, мальчик, чье имя носит регистр, – самый обыкновенный мальчуган из российской глубинки. К сожалению, ему не удалось найти донора, и мальчик умер от лейкоза в феврале 2015 года в клинике имени Р.М. Горбачевой… Для Ани оставался последний шанс на жизнь – искать донора в международном регистре. Но для этого нужно было оплатить 18 тысяч евро. Сумма огромная, просто неподъемная для Аниной семьи. И тогда она решилась на отчаянный шаг: написала пост в соцсети. Откликнулись не только друзья и однокурсники, но и совсем незнакомые ей люди. – В ту ночь, когда решилась через соцсети обратиться к друзьям со своей бедой, я не спала вообще – слезы текли безостановочно, – рассказывает Аня. – А телефон не умолкал – принимал и принимал эсэмэски о поступлении денег на мой счет. Меня поддержали не только друзья, с которыми я вместе училась в колледже, – из Богородска, Павлова, Дзержинска, Кстова, Нижнего, но и их знакомые, и знакомые их знакомых… Откликнулось столько совсем незнакомых мне людей! Я не ожидала, что необходимые на поиск донора деньги удастся собрать так быстро. История молодой женщины, мамы трехлетнего мальчика, взволновала весь Богородск. На сообщения в СМИ, соцсетях откликнулись многие. 31 марта 2017 года в городском ДК прошел большой благотворительный концерт «Так хочется жить…» Когда деньги были собраны, Аня обратилась в поисках донора в международный регистр. Через несколько месяцев ей сообщили радостную новость: найден не один, даже несколько потенциальных доноров, стопроцентно подходящих по генотипу. Теперь главное, чтобы донор не отказался поделиться с Аней частью костного мозга. Мужчина из Германии не отказался. Полученный биоматериал был переправлен в Санкт-Петербург, за его транспортировку Аня заплатила еще 120 тысяч рублей. И чудо свершилось…

Россия большая, регистр – маленький

Первая в нашем городе акция по сдаче крови на типирование для На-ционального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова прошла весной прошлого года, и она была связана с именем Ани Парфеновой. В донорском костном мозге остро нуждаются и другие тяжело заболевшие дети и взрослые. И тогда они, как и Аня, смогут жить. В России регистр доноров костного мозга начал формироваться совсем недавно: в 2015 году. В настоящее время (данные на 6 сентября 2018 года) в нем насчитывается 84188 потенциальных доноров. Для сравнения: только в одной Германии – более 7,5 млн потенциальных доноров, в США их 13,5 млн – людей, готовых поделиться с незнакомым человеком своим костным мозгом. Для россиян проблема в том, что обращение к зарубежному регистру стоит баснословно дорого. Поиск донора в российском регистре обходится в разы дешевле. И чем больше будет потенциальных доноров в России, тем больше будет шансов выжить у тех, кто заболел лейкозом и другими заболеваниями, при которых спасением может стать пересадка костного мозга. Что нужно для того, чтобы войти в число потенциальных доноров? Если ваш возраст от 18 до 45 лет, у вас нет хронических заболеваний, то 3 октября вы можете прийти в лабораторию «Гемохелп» (это партнер благотворительной акции), ответить на вопросы анкеты, касающейся вашего здоровья, и сдать 9 мл крови из вены. Вам выдадут сертификат, свидетельствующий о том, что вы как потенциальный донор войдете в Национальный регистр имени Васи Перевощикова. Возможно, через какое-то время вам позвонят и сообщат, что ваш генотип совпал с генотипом человека, которому нужна пересадка костного мозга. Прошлой весной, узнав о беде, в которую попала преподаватель Анна Николаевна Парфенова, очень многие студенты медицинского колледжа не только перечисляли деньги для нее, но и сдавали кровь на типирование. В число потенциальных доноров, сдав кровь в марте 2017 года, вошла и студентка отделения «Лечебное дело» Татьяна Отопкова. В ноябре прошлого года ей позвонили из Санкт-Петербурга: ее генотип с большой долей вероятности подошел одному из больных, и девушку пригласили в Нижний Новгород на повторную сдачу крови для более углубленного обследования. Таня, ни минуты не сомневаясь, ответила согласием. К сожалению, в итоге ее генотип дал совпадение с генотипом больного только на 60% – этого мало для успешной пересадки костного мозга. – Таня, а если бы совпадение оказалось стопроцентным, вы поделились бы частью своего костного мозга ради спасения жизни незнакомого вам человека? – спрашиваю у девушки. – Ни минуты бы не сомневалась, – отвечает она. – Во-первых, это бы никак не отразилось на моем здоровье: после забора частицы костного мозга организм донора полностью восстанавливается через пару недель. Во-вторых, как будущий медик я хорошо представляю, как проходит процедура забора костного мозга, и меня это не страшит. Тут возможны два варианта. Первый – под наркозом донору делают прокол в подвздошной кости и извлекают частицу костного мозга. Второй – за десять дней до процедуры начинаешь прием препарата, который стимулирует активный выброс стволовых клеток в кровь. Затем у тебя берут кровь из вены, прогоняя ее через специальный прибор, отделяющий стволовые клетки, и тут же твоя кровь возвращается в другую руку. Процедура длится всего несколько часов. И при этом дарит другому человеку целую жизнь! Реально его спасает. Ради своей семьи, близких людей мы всем готовы пожертвовать – это естественно. Но в жизни бывают моменты, когда именно от тебя зависит жизнь другого, незнакомого тебе человека. Когда от твоего решения зависит, жить ему или умирать, ответ может быть только один: да, я готова ему помочь.

Автор: КУЗЬМИЧЕВА Светлана

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.