Главная Главная  /  Богородская газета  /  Дельные вести  /  Город кожевников  / 

Город кожевников

14 июня 2017 г.
Город кожевников

В Год экологии вопросы охраны окружающей среды обсуждаются повсеместно, и в каждом конкретном уголке России проблемы – свои. А что характерно для Богородска – города кожевников? Речь об этом шла на состоявшейся в центральной районной библиотеке конференции «Проблемы экологии Богородского края: история и современность».
В числе участников мероприятия были студенты Богородского политехнического техникума, его преподаватели, краеведы, представители «Молодой гвардии Единой России» 
и Молодёжной палаты при Земском собрании Богородского муниципального района, сотрудники «Богородской газеты».

Для будущих поколений
Тон конференции задала Марина Анатольевна Ныркова, специалист Центра экологической информации центральной библиотеки. Она процитировала указ президента РФ о проведении в 2017 году в Российской Федерации Года экологии, перечислила глобальные проблемы в этой сфере: ухудшение состояния почв, загрязнение вод, опреснение морей, сокращение количества зеленых насаждений, увеличение средней температуры на планете, что приводит к таянию ледников, уменьшение защитного озонового слоя в атмосфере и другие. В видеофрагменте выступления В.В. Путина на заседании Госсовета России по экологии 27 декабря 2016 года прозвучали слова о чрезвычайной важности сохранения природных богатств для будущих поколений.
В Богородском районе многие экологические проблемы берут свой исток от начала зарождения кожевенного промысла. Краевед Александр Владимирович Любавин представил вниманию собравшихся своё исследование «Проблемы экологии и развития кожевенного производства в конце ХIХ века в селе Богородское». Многие факты и цитаты, приведённые в нём, думается, будут интересны современным богородчанам.

«Наилучшее из всех»
– Первые подробные описания села Богородского относятся к концу ХVIII – началу XIX века, – отмечает А.В. Любавин. – Приведу одно из них. Николай Тярин, будучи студентом Московской практической академии, получил задание побывать на Нижегородской ярмарке и сделать описание своего путешествия. Богородское глазами молодого человека выглядело так: «Отдохнув немного, приехали мы в село Богородское, принадлежащее господину Шереметеву. Обширное пространство оного украшается многими примечательными строениями. Кроме четырёх церквей и господского дома, находится здесь училище, учреждённое в 1821 году; хорошая аптека и большой сад, примыкающий к господскому дому и служащий местом гулянья в праздничные дни для здешних жителей. Трудолюбивые крестьяне занимаются разными работами, а кожевенное искусство есть главное их занятие. Изделия оных почитаются наилучшими во всей Нижегородской губернии. Богородское село, отстоящее от Москвы на 360 вёрст, есть наилучшее из всех, находящихся на пути в Нижний Новгород».

«Крепостнический социализм» Шереметевых
– Следующей остановкой для нас будет 1866 год, – продолжает Любавин. – Именно в этом году немецкий учёный Эрнст Геккель ввёл в научный оборот термин «экология». Бурное развитие капитализма в Европе привело к жесточайшему удару по среде обитания цивилизованных европейцев. Требовалось осмысление происходящего. Так возникла наука экология.
В этом же году умер С.В. Шереметев – создатель целой крепостной империи с центром в селе Богородском. Помимо села, в неё входили земли и деревни по Великой реке от Киргина (её истока) до Великоселья (её устья), по Оке – от Сокола до Дуденева и Кожевина. И это только в пределах современного Богородского района! Именно при Шереметевых, Василии Сергеевиче и его старшем сыне Сергее, село стало крупнейшим центром кожеобработки в Нижегородской губернии. 
Шереметевы сформировали особый тип кожевенного производства, который впору назвать «крепостническим социализмом». Для развития ремесла «помещик учреждал артельное производство: мелкие мастера соединялись в артели, артельно покупали сырьё и продавали изделия; для мелких мастеров имелся банк, в котором они могли занимать деньги для промысла и домашних расходов. Для покупки сырья и продажи изделий посылались особые выборные, облечённые доверием артели и помещика». Особенно широко это проявилось при Сергее Васильевиче, который «…был крут, но двигал промышленность железной рукой и содействовал процветанию села. Скольких крестьян он гнал силой в Петербург; плакали, когда уезжали, а после разбогатели! Сергей Васильевич не позволял не только водку, но и чай пить и курить, очень строгой был и крутой, а добра много сделал; бывало узнает, кто не пьёт, велит дать ему сто кож, работай!» Говоря о кожевенном производстве в с. Богородском, даже В.И. Ленин отметил: «В истории промысла особенно памятны помещики Шереметевы, значительно способствовавшие развитию промысла и защищавшие, между прочим, давным-давно образовавшийся здесь пролетариат от местных богачей».

Село-болото
Но вот Сергей Васильевич умер, и некому стало умерить стремление к наживе у «местных богачей». А.В. Любавин привел такие цифры: «Если в 1860 году стоимость произведенной кожзаводами продукции оценивалась в 1,5 млн рублей, то через полвека этот показатель увеличивается в 12 раз и достигает величины в 18 с лишним млн рублей». Он отмечает, что кожевенным промыслом занималось в то время почти поголовно всё население села и ближайших деревень и приводит свидетельства очевидцев о том, что в годы Первой мировой войны «золото в Богородском лилось рекой». Но в эти же «тучные годы», по словам тех же очевидцев, «улицы и усадьбы села были завалены разлагающимися отбросами кожевенного производства. Протекавшая по селу речка Рязанка, пруды и ручейки превратились от промывки кож, шерсти и отбросов в настоящие клоаки. Улицы после дождей превращались в непроходимые болота. Вонючий, отвратительный запах от разложения скопившихся нечистот отравлял воздух и далеко разносился за пределы села. Большое богатое село, где кипела производственная работа, где работали на капиталистов тысячи рабочих, создавались огромные ценности, где жили многие тысячи людей, представляло собой грязное, вонючее и трудно проезжее село-болото».

Заботы земской власти
Понятно, что владельцы кожзаводов в целях получения максимальной прибыли не торопились вкладывать средства в передовые технологии, не заботились об улучшении условий труда и уж тем более об экологической обстановке в самом селе. Земская власть одной из первых забила тревогу  по поводу того, что творилось в Богородском. Но тщетно. А.В. Любавин цитирует заметку, опубликованную в одном из номеров «Нижегородских губернских ведомостей» середины 80-х годов XIX века: «Подобного грязного места, как село Богородское, не найти, вероятно, нигде на земном шаре. Но несмотря на то, что эта стихия во многом вредит благосостоянию обывателей, они и палец о палец ударить не хотят, чтобы помочь беде; они так освоились с грязью, в которой родились и выросли, что им и горя мало… Все старания местных властей остаются гласом вопиющего в пустыне, а о частной инициативе и думать нечего…»
Временами делались решительные шаги. Земские власти Горбатовского уезда вырабатывают и публикуют постановление о санитарном благосостоянии села Богородского, а 9 февраля 1891 года на экстренном заседании земского собрания принимаются дополнительные меры. Согласно им, «все находящиеся в селе Богородском пруды, в которых производится мочка кож, безусловно очистить до дна, спустив воду в исток речки Рязанки, а нечистоты вывезти в места, указанные полицией. Затем ежегодно пруды освежать весенней водой, для чего все пруды должны иметь сточные трубы с двух противоположных сторон со шлюзами. Из этих двух труб одна будет служить для спуска весенней испорченной воды, а другая для свежей воды. Шлюзы в плотинах должны быть устроены до самого дна, так чтобы при их поднятии вместе с водой удалялись и нечистоты, образовавшиеся на дне». Отработанная на кожевенных заводах вода из ям должна была вывозиться в указанные полицией места или по подземным трубам спускаться в Рязанку ниже заводов.
По благоустройству дорог тоже были приняты меры. Как говорится в документе, «для устранения застоя и гниения воды в улицах ежегодно в летнее и осеннее время выравнивать улицы, засыпая ямы и вообще неровности камнем и фашинником, причём уравнение улиц должно быть делаемо так, чтобы вода от дождей и таяния снега стекала с полотна улиц в боковые канавы. Устройство на улицах канав вдоль домов и поперечных по ним, уравнение и засыпание углублений на улицах, посадка деревьев и возвышение сруба у источника Рязанки относятся к обязанности жителей, а все прочие работы, связанные с благоустройством, должны быть произведены заводовладельцами».
В целом дело сдвинулось с мёртвой точки, но кардинально проблема не решалась. Кожевенное производство продолжало оставаться очень грязным. В документах 1898 года отмечается: «Такие помещения, где находятся зольники, киселя и отдельные, – самая слабая сторона кожевенных заводов. Непривычный человек двух-трёх минут не в состоянии пробыть в них, и невольно задаёшь себе вопрос, как может привыкнуть рабочий, который целые часы проводит там в атмосфере удушливых и зловонных газов. Самая вредная сторона кожевенных заводов заключается главным образом в постоянной сырости, выделении аммиачных и других вредных газов. Отсюда болезни».
1917 год изменил форму собственности, передав кожевенную промышленность в руки советского государства. Оно и взяло на себя всю ответственность за доставшееся ей наследство.

Кожтехникум – за экологию
После А.В. Любавина с его историческим исследованием слово взяла Т.В. Куклева, заведующая музеем Богородского политехнического техникума. О себе Татьяна Викторовна сказала, что она выпускница кожтехникума, много лет работала в нем преподавателем. Экологические проблемы её волновали всегда. Во время учёбы она принимала участие в изготовлении экологических стенгазет, а потом уже вместе со своими учениками занималась проблемами охраны окружающей среды. 
В своём выступлении Татьяна Викторовна сделала акцент на том, что раньше кожевенное производство было хоть и грязным, но не столь вредным, как при использовании современных технологий обработки кож. Опасность появилась с началом применения искусственных химических веществ. Так, соли 6-валентного хрома, используемые для дубления, убивают любые живые организмы. Эти и другие соединения хрома не подвержены биоразложению. ПАВ (поверхностно активные вещества) хорошо обезжиривают кожу, но не менее опасны и также не разлагаются в природе. Поэтому со студенческой скамьи кожевник должен понимать свою ответственность за окружающую среду, за вред природе, который может принести современное кожевенное производство. 
Будущих специалистов в техникуме учат, как изучать пробы воды, воздуха, почвы; студенты совершают экологические поездки, участвуют в очистке конкретных мест. Так, во время акции «Поможем реке» они извлекли несколько машин мусора из русла реки Рязанки, в частности из-под мостика возле церкви. Во время практики на разных кожевенных заводах страны учащиеся технологического отделения наблюдали, как там очищают воду, стоки. В конце ХХ века в техникуме изучили загрязнение рек и водоёмов в Богородске и районе (Рязанки, Кудьмы, Прорвы и других). Самой грязной оказалась вода в Кудьме, и кожевенное производство не имело к этому отношения. Вода была отравлена медным купоросом, который в сельском хозяйстве используют для протравки зерна. Получается, что не всегда кожевенные заводы виноваты в загрязнении водоемов. Конечно, ситуации бывают всякие, случается, что канализация выходит из строя и стоки текут по поверхности, но ни на одном заводе теперь уже не отмахиваются от экологических проблем.
Техникум помогает заводам превращать отходы производства в доходы. Например, в 90-е годы обрезь кожи вывозилась за город машинами. А студенты предложили варианты её использования для изготовления поделок, сувенирных изделий. 

Уроки в Кудрешках и на дорогах
Рассказ Т.В. Куклевой о деятельности техникума в экологическом направлении продолжили его студенты Марианна Юдичева и Артём Богданович.
Марианну заинтересовала природная реликвия – парк и пруды в деревне Кудрёшки, хранящие память о Бестужевых-Рюминых. Вместе с другими студентами они не только прибирались на территории парка, провели очистку липовой аллеи с учётом рекомендаций специалистов-дендрологов, но и провели собственные экологические исследования. Марианна считает такие мероприятия настоящими уроками деятельной любви к своему краю.
Артём поставил перед собой задачу изучить транспортную нагрузку на воздух города и выяснил, что она за последние годы выросла в разы вместе с увеличением количества личных автомобилей у богородчан. Уже в обозримом будущем это может стать новой экологической проблемой для жителей Богородска.

Сделаем вместе!
В Богородском районе  успешно реализуются экологические проекты «Единой России». Об этом участникам конференции рассказал Н.С. Королёв, преподаватель Богородского политехнического техникума и руководитель местного штаба «Молодой гвардии Единой России»:
– После лесных пожаров 2010 года в Богородском районе каждую весну и осень активисты партии «Единая Россия» и «Молодой гвардии Единой России» совместно с Богородским лесничеством проводят патриотическую и экологическую акцию «Вырастим лес!», которую инициировали депутаты-единороссы областного Законодательного собрания.
В 2008 году было положено начало акции «Чистый лес», направленной на очистку лесов в нашем районе. А в школах проводятся экоуроки «Сделаем вместе!» по проблемам сбора мусора. 
Молодогвардейцы активно участвуют в благоустройстве: это и уборка на мемориалах в Оранках, и волонтерская помощь в наведении чистоты на кладбищах к Пасхе, на придомовых территориях у домов ветеранов и многое другое. Мы надеемся, что сознание богородчан изменится, и они поймут, что так, как прежде, жить нельзя. Ведь совсем несложно убрать за собой мусор, посадить во дворе дерево. Именно с малого и начинается становление новой экологической культуры.
А завершилась конференция просмотром на большом экране фотографий красивых мест богородского края.  Прекрасна наша земля! И в наших силах сохранить эту красоту для потомков.

Автор: АЛЕКСАНДРОВА Наталья

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.