Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  Век любви и доброты  / 

Век любви и доброты

20 марта 2012 г.
Век любви и доброты
Фото: РУСИНОВ Денис
9 февраля исполнилось сто лет Валентине Васильевне Серовой. Она родилась и выросла в деревне Зименки нашего района. До 90 лет жила в соседней деревне Ягодное, а последние десять лет – у дочери в Богородске.
 
С открытым сердцем
 
На двух машинах к дому № 5-а во втором микрорайоне приезжали поздравить долгожительницу со 100-летием представители органов местной власти и управления социальной защиты. Поздравление с юбилеем В.В. Серовой прислал губернатор В.П. Шанцев.
 
С подарками в этот день навестили свою землячку глава самоуправления Хвощевской администрации В.В. Гуськов и его заместитель В.В. Склемина. Вера Викторовна вспомнила, как, бывая по работе в деревне Ягодное, всегда заходили в дом к тете Вале Серовой, которая любила всех, кто в пути-дороге, обогреть, накормить, чайком напоить.
 
– Она очень хлебосольная была, всех привечала, – ласково погладила руку долгожительницы В.В. Склемина. – А как все любили её лепешки! До сих пор некоторые, приезжая в Оранки, спрашивают, жива ли бабушка, у которой в Ягодном дом на самом краю стоит. Она ведь многим людям помогла. Кто в лесу заблудится, приютит и на дорогу выведет. Летом без цветов, огурцов со своего огорода, грибов и ягод, которые собирать была мастерица, ни за что гостя не отпустит. Дачников, пока держала корову, обеспечивала молоком. Всегда делилась своими семенами. Да и просто поговорить с тетей Валей было каждому в радость, столько в ней доброты и мудрости житейской.
 
И хоть прожила Валентина Васильевна всю свою долгую жизнь в Зименках и Ягодном, её хорошо знают и в Оранках, и в Ивановском, и в Хвощевке. Общительная, она с открытым сердцем и душевной простотой встречала каждого, как своего, родного человека. 
 
Жаль, не расслышала всех этих слов В.В. Серова. И только дочь её Антонина Александровна Чиликова, когда гости ушли, рассказала, кто её поздравил со столетним юбилеем. Вот уже десять лет, как долгожительница практически не видит и плохо слышит.
 
На судьбу не жаловалась
 
Тишиной и покоем дышит все в небольшой, но очень уютной, чисто прибранной квартире А.А. Чиликовой. Вот в окно комнаты, где тихо, как ребенок, дышит её мама, заглянуло ласковое солнышко. Дочь нежно поправила сбившийся платок и, заглянув в дорогое лицо, сказала:
 
– Глаза у нас не видят, а то бы маму не удержать, хоть босиком ушла бы к себе в Ягодное. Если бы тяжело не заболела в 2001 году, ни за что в город не поехала. Привезли её в Богородск лечиться, тромб оторвался, чуть без ног не осталась, но ничего – понемногу поправилась. До сих пор с моей помощью сама встает и по комнате потихоньку ходит.
 
Как-то я её спросила, сколько ей годов. А она мне отвечает: «Считать устанешь, не то что жить». Много, очень много она потрудилась на своем веку, не на одну жизнь хватит, и словно устали не знала, никогда не говорила, что ей тяжело. Как поднималась утром раньше всех, так и ложилась последняя. Летом и совсем, считай, было не до сна. Особенно когда дояркой на ферме работала. И дома тогда был полон двор скотины. В одиннадцать вечера она ещё на ногах, а в третьем часу утра уже пастух идет, надо успеть корову свою подоить, печь истопить. И все-то она успевала и дома, и на работе. Как лучшая доярка ездила от колхоза на Выставку достижений народного хозяйства в Москву, где её наградили медалью ВДНХ. Никогда на свою судьбу не жаловалась, хотя на её долю переживаний выпало немало.
 
С папой Александром Ивановичем они поженились перед войной. Он был её старше на семь лет, работал лесником в Зименковском лесничестве. Там они сначала и жили. В 1938 году родился первый сын Анатолий, в 1940 году я, а в декабре 1941 года – младший брат Валерий. Отцу пришла повестка из военкомата, и мама проводила его на войну, оставшись одна с тремя малыми детьми на руках. Он написал с фронта, что их направляют под Москву, а потом под Ленинград. И больше писем от него не было, только извещение, что он пропал без вести. Каково это было всё перенести? Мы тогда ещё маленькие были, ничего не понимали. Зато помню, как в 1947 году у нас набилась полная изба народу, когда в деревне узнали, что Санька Серов пришел. 
 
Мама сама ездила за ним в Горький. Рассказывала, что привели её в комнату, где сидело несколько мужчин, и спросили, есть ли среди них её муж Александр Васильевич Серов. И хоть был он худым, изможденным, она его сразу узнала, наверное, по глазам. Сколько он перенес, один Бог знает. Был в плену у фашистов четыре года в Чехословакии, где находился лагерь военнопленных. Немцы, отходя под натиском наших войск, бараки подожгли и только два из них чудом уцелели. Это его и спасло.
 
От природы папа был физически выносливым, закаленным, но война сильно подорвала его здоровье. Но он, как немного поправился, пошел работать в лесничество, и только потом мы узнали, что у него была справка об инвалидности.
 
Два сыночка и дочка
 
Родители были довольны, что все мы хорошо учились. В папином роду Серовых по мужской линии в чести была профессия военного. Старший брат Анатолий стал инженером, но его сыновья Александр и Сергей – офицеры. Младший брат Валерий после службы в военно-морском флоте поступил в Горьковское зенитно-ракетное училище, потом окончил Киевскую военную академию, сейчас подполковник в отставке.
 
А мне учиться дальше не довелось. Когда в 1957 году окончила десять классов, мама тяжело заболела, и дом не на кого было оставить. Потом, когда она поправилась, я уехала жить в Богородск, устроилась работать в артель «Родина», которая потом была преобразовано в чулочное объединение имени Клары Цеткин. Была всегда среди передовиков производства. Награду «За доблестный труд» мне, рядовой вязальщице, вручали в горьковском кремле, а моя фотография находилась на Доске почета лучших рабочих-вязальщиц объединения в Горьковской области. Вышла замуж за хорошего человека. Мой муж Федор тоже был работящий, не пил, не курил, даже карточки медицинской не имел в поликлинике. В 59 лет первый раз попал в больницу и после операции умер. Он очень уважал моих родных, любил дочку Светлану и единственного внука Алешу. Мама его тоже всегда добрым словом вспоминает. И за всех родственников, особенно погибших на войне, молится.
 
Её старший брат Василий Васильевич Крайнов и его жена Мария Федоровна были учителями в Каменской школе. Его с первым призывом взяли на фронт, где он погиб. Младший брат Илья Крайнов даже возраст себе приписал, чтобы его взяли родину защищать, и тоже домой не вернулся.
 
За всех молится
 
Мама с детства была воспитана в вере. У них по линии Крайновых все были набожными. Брат бабушки дядя Яша в Горьком работал при церкви. Семья была большая, и все вышли в люди, многие стали учителями. Правда, маме учиться не довелось. Она окончила только три класса, так как надо было нянчить младших, помогать родителям по хозяйству. Часто потом говорила, как ей хотелось в школу. Она способная была, сложные задачки братьям и сестрам помогала решать, стихов много знала. В девяносто лет все читала одно стихотворение, да такое длинное.
Церкви поблизости не было, но мама всегда молилась и нам наказывала, чтобы Бога не забывали и всем делали добро. Как ни трудно в войну и послевоенные годы жили, она всегда со всеми последним делилась. Бывало, подоит корову, отнесет сначала молока тем, у кого дети маленькие, кто болеет, а себе что останется.
 
Когда в войну по направлению военкомата работала лесником, помогала женам и вдовам фронтовиков сена, дров заготовить.
 
А сколько она людей спасла от неминуемой гибели! Леса-то были вокруг нашей деревни глухие, а мама знала все тропочки и многих охотников, грибников на дорогу вывела, брала к себе на ночлег, считая, что это их ей Бог послал. А за милость к людям и её Господь помилует.
 
Часто вспоминала один случай. Дело было зимой. Уже смеркалось, когда она заметила, как от Зименок по дороге идет мальчонка. Окликнула его, стала расспрашивать, чей он, откуда. А он отвечает, что из Дзержинска, идет к себе домой. Отогрела его, накормила, спать уложила, а сама так до утра не сомкнула глаз. Уж очень её взволновала история, которую рассказал заблудившийся ребенок. Оказывается, они с братом ушли от бабушки в школу и опоздали на урок, а учительница их не пустила в класс. Тогда они решили в Горький съездить. Добрались от Дзержинска на поезде до Московского вокзала, а обратно один из них уехал в сторону Арзамаса. Вышел в Зименках и чудом не заблудился в лесу. Рано утром мама пошла с ним на станцию, хотела домой отвезти, а там встретила жену старшего брата, которая ехала к дочери в Дзержинск. Как оказалось, мальчик жил с ней в одном доме. «Вот чудо-то Божье», – всегда удивлялась мама, когда рассказывала в очередной раз эту историю.
 
А однажды военный врач из Горького заблудился в наших лесах во время охоты и вышел на наш огонек. Мама как раз сильно болела, и он, расспросив, что с ней, дал совет, как ей лечиться, и сказал: «Доживешь до ста лет». Вот она и живет, и всему радуется.
 
«Бог спасет их, не забывают, что я есть», – говорила Валентина Васильевна Серова всем, кто приходил её поздравить со столетним юбилеем.

Автор: МИХЕЛЬСОН Вера

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.