Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  Судьба пилота «аэрокобры»  / 

Судьба пилота «аэрокобры»

06 октября 2016 г.
Судьба пилота «аэрокобры»

Наш земляк Павел Иванович Красненков пропал без вести 5 декабря 1943 года. Данные об этом – в «Книге памяти Нижегородской области». 
И только сегодня, спустя 73 года, стало точно известно, где окончил свой боевой путь кадровый офицер, военный летчик П.И. Красненков. 

 

Нашли самолет
Произошло это благодаря крымским поисковикам из региональной общественной организации «Батарея 29 бис». Они подняли со дна озера Тобечик, расположенного на юге Керченского полуострова, обломки боевого самолета, погибшего в Великую Отечественную войну. Это был истребитель «Р-39 аэрокобра», который поставлялся в СССР из Соединенных Штатов по ленд-лизу. 
 Руководитель РОО «Батарея 29 бис» А.В. Елкин, с которым мы связались по телефону, рассказал, как шел поиск имени летчика «аэрокобры». Он пояснил, что от потерпевшего крушение самолета практически не осталось целых частей. Останков пилота найти не удалось – обнаружили в воде только его шлемофон: кожаный зимний летный шлем. Эта находка может свидетельствовать о том, что летчик до конца разделил судьбу своего самолета… 
Отправной точкой для поиска имени пилота стал номер двигателя боевой машины. Перелопачивая архивные документы, поисковики «Батареи 29 бис» установили, что «аэрокоброй», погибшей в ходе воздушного боя над Тобечикским лиманом, был заместитель командира эскадрильи 57-го гвардейского истребительного авиаполка,  старший лейтенант Павел Иванович Красненков. Родом погибший летчик был из города Богородска Нижегородской области.
Крымские поисковики занялись розыском родственников летчика, чтобы сообщить им о находке. Короткая информация об этом, опубликованная в «Нижегородской правде», автору этих строк на глаза попалась случайно. Прочитав ее, решаем присоединиться к поиску родных геройски погибшего летчика.
«Да это же зять наш!»
Первым делом звоним богородскому старожилу, заслуженному ветерану Нижегородской области В.М. Орлову: память у него прекрасная, может, знакомо ему имя пилота поднятой из Тобечика «аэрокобры»?
– Да как же мне не знать Павла Ивановича Красненкова, если это наш зять –
муж моей родной тети Елизаветы! – воскликнул Вячеслав Михайлович.
В годы войны весточек от Павла Ивановича в родном Богородске ждал вместе с мамой Елизаветой Михайловной и сын Юра. Сегодня Юрия Павловича уже нет в живых, он умер в 2013 году, похоронен в Санкт-Петербурге. Его мама ушла из жизни вскоре после того, как получила извещение о том, что ее муж П.И. Красненков пропал без вести. Не перенесла горя… Ее не стало в 1944 году.
Но род Красненковых продолжается. 
В Богородске живут внучки П.И. Красненкова – Наталья Юрьевна Романова и Ксения Юрьевна Кудряшова, правнуки. В семье бережно хранятся фотографии дедушки-летчика… 
На снимках довоенной поры видно, какой красивой парой были Елизавета и Павел Красненковы. А Вячеслав Михайлович вспоминает, какими оба были веселыми, как любили петь в широком семейном кругу Орловых. Павлу особенно нравилась песня, начинавшаяся словами «Раз в цыганскую кибитку/Мы случайно забрели/Платки красные внакидку/К нам цыганки подошли». Елизавета любила песню «Кони вороные».
– Павел Иванович был крепким, коренастым, – рассказывает В.М. Орлов. – Нисколько не кичился своим офицерским званием, тем, что он летчик. Был человеком доброй души, любил поговорить с нами, племянниками, тогда еще школьниками, на разные темы. Как-то срезал меня вопросом: «Что такое «белый уголь»? Сколько ни думал, не смог найти ответа. Оказывается, белым углем называли гидростанции, активно строившиеся в ту пору.
По путевке комсомола
Лиза и Павел поженились в январе 1936 года. Оба были из простых рабочих семей. У Елизаветы отец считался в городе одним из лучших отделочников кож, отец Павла трудился в зольном цехе.
Павел был старшим сыном Ивана Алексеевича Красненкова. Мать его умерла рано, отец женился во второй раз. Вторая жена Клавдия родила мужу двоих сыновей – Колю 1921 г.р. и Леву 1924 г.р., затем дочку Нину. 
Семья жила в двухэтажном деревянном доме на улице Болотной, 17. Иван Алексеевич был человеком чтящим традиции, верующим, был старостой собора Рождества Пресвятой Богородицы. В тридцатые годы это сыграло роковую роль в его судьбе. 
Во время гонений на священнослужителей под колесо репрессий попал и простой рабочий Иван Алексеевич Красненков. Церковного старосту арестовали в 1937 году (был реабилитирован после 20 съезда КПСС), осудили на десять лет лишения свободы. Домой он уже не вернулся – умер в заключении. 
Арест отца отразился и на судьбе старшего сына. Опытного летчика, его как сына «врага народа» отстранили от полетов. Но сталинский сокол, как называли воздушных асов, решил не сдаваться и написал письмо Климу Ворошилову, в то время наркому обороны СССР. Ворошилов распорядился вернуть Красненкова в воздушный строй. 
… В летное училище Павел Красненков был направлен по рекомендации комсомола.  До этого он окончил Богородский кожевенный техникум. Памятные надписи на фотографиях, которые Павел Иванович присылал в Богородск в тридцатые годы, проливают свет на некоторые факты его биографии. 
Вот большая группа летчиков. 
П.И. Красненков стоит третий справа. 
На обороте – карандашная надпись: «Коростель, апрель 1930 г. Группа молодых летчиков, вошедших в строй». Значит, в этом городе под Житомиром и начал наш земляк свой профессиональный путь в авиации.
Следующие сохранившиеся фото Павел присылал в 1935 году родителям из Сталинграда, где проходил переобучение на боевом самолете «Р-5».
После свадьбы Павел увез молодую жену в Сумскую область, где проходила его служба. В октябре 1936 года у них родился Юра. Отпуска семья летчика проводила не на курортах, хотя была такая возможность, а спешила в родной Богородск. 
 В.М. Орлов вспоминает, что в семье очень любили зятя-летчика. Теща Павла Ивановича, Мария Васильевна, специально для него солила грузди.
– Из той небольшой кадушки грибы не берите, они для Павла, – наказывала мать Елизаветы, когда кто-нибудь из семьи спускался в погреб за припасами. 
И уж когда зять приезжал на побывку, на столе появлялось его любимое блюдо –
яичница с солеными груздями.
 «На долгую память…»
 П.И. Красненков служил летным инструктором, обучал молодых пилотов. Когда началась война, просился на фронт. Его просьбу со временем удовлетворили.
Последняя присланная им фотография датирована сентябрем 1943 года. «В дни Великой Отечественной войны на долгую память любимой семье! Жене Лизе! И сыну Юрику! Смотрите на этот образ и помните меня. Ваш муж и отец», – подписывая фотографию, Павел Иванович старался вложить в несколько строчек всю свою любовь к Елизавете и сыну…
В декабре 1943 года, когда самолет П.И. Красненкова не вернулся на свой аэродром, на восточном побережье Крыма шли ожесточенные бои. Керченско-Эльтигенская десантная операция началась 31 октября того года. Авиация поддерживала с воздуха действия десантников, которые метр за метром отвоевывали у фашистов крымское побережье… Поселок Эльтиген не случайно был впоследствии переименован в Героевское: Крым был освобожден героическими усилиями наших воинов!
Семья Красненковых потеряла в войну всех троих сыновей. Вместе с Павлом Ивановичем в Книге памяти значатся и имена его младших братьев Льва Ивановича и Николая Ивановича Красненковых. Лев, сержант по званию, пропал без вести в сентябре 1943 года. Вскоре Клавдии Красненковой пришла похоронка на Колю. Он умер от ран 25 октября 1943 года, его могила – в поселке Уразово Валуйского района Белгородской области.
Юрий Павлович пытался узнать, при каких обстоятельствах погиб отец. Ведь в Книге памяти значится, что он похоронен в поселке Эльтиген, значит, не без вести пропал? Ему удалось разыскать однополчан Павла Ивановича – И.И. Комиссарова, П.Г. Шпыгина, встретиться с ними в Киеве. Они рассказали сыну товарища о подробностях его гибели. 
А Юрий Павлович, в свою очередь, рассказал об этом журналисту «Богородской газеты» Николаю Алексеевичу Пчелину, и появилась в сентябре 2000 года статья «Судьба летчика-богородчанина». Этот номер «БГ» хранится в семье внучки Павла Ивановича. 
Со слов однополчан выходило, что Павел Иванович во время боя бросился вдогонку за дымящимся немецким самолетом. 
В хвост машины Красненкова пристроился еще один фашистский самолет, поспешивший на выручку товарищу. В дыму пролетая над озером на низкой высоте, наш самолет и преследовавший его немецкий врезались в воду и погибли. А первому, якобы подбитому (дымовую завесу немецкий ас сымитировал с помощью дымовой шашки) самолету удалось уйти. 
Боевые товарищи считали, что самолет Красненкова упал в озеро Чурбаш (оно находится выше Тобечика). Крымчанин Александр Владимирович Елкин так объяснил нам это противоречие: озеро Тобечик раньше называли и Чурбашом. 
… РОО «Батарея 29 бис» ведет работу над тем, чтобы у озера Тобечик появился музей, посвященный героям освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков. 
На видном месте разместят и такой экспонат, как обломки истребителя «Р-39 аэрокобра», на котором воевал наш земляк. Рядом 
с ними организаторы музейной экспозиции хотели бы разместить портрет боевого летчика, погибшего в водах Тобечика. С согласия внучек Павла Ивановича Красненкова мы отослали его фотографии в электронном виде в адрес руководителя РОО «Батарея 29 бис» А.В. Елкина. Посетители музея, создаваемого на крымской земле, должны знать героев войны в лицо.

 

Автор: КУЗЬМИЧЕВА Светлана

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.