Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  «Говорю как свидетель...»  / 

«Говорю как свидетель...»

01 июля 2014 г.
«Говорю как свидетель...»

Музей хранит вещественные свидетельства былого. О многом нам могут поведать молчаливые экспонаты. Но как важен в установлении правды живой голос свидетеля исторических событий! Такие свидетельства звучали 22 июня в городском музее.

В День памяти и скорби в музейных стенах собрались председатель городского женсовета З.Б. Паничева и актив этой организации, ветераны, учащиеся школ. Началось мероприятие с минуты молчания, а затем директор музея М.А. Смирнова предоставила слово  С.Е. Зеличонок. 
Софья Ефимовна – ветеран Богородской кожгалантерейной фабрики, кавалер ордена «Знак Почета». А летом 1941 года она была подростком, пионеркой. Жила их семья в многоквартирном доме в центре Киева. Как и многие ее сверстники, Соня зачитывалась книжками Аркадия Гайдара и готова была в сотый раз бежать в кинотеатр на фильм «Тимур и его команда», вышедший на экраны незадолго до войны. Ранним утром 22 июня все изменилось. Киев в числе первых советских городов подвергся бомбардировке фашистов с воздуха.
– Молодежь с первых дней войны рвалась на фронт, накал патриотизма был необычайно высок, это я  говорю как свидетель тех событий, – рассказывала Софья Ефимовна. – Мы, подростки, тоже стремились помочь тем, что было в наших силах. В Киев хлынуло большое количество раненых. Их размещали в школах, детских садах, других общественных зданиях. Мы, тимуровцы, ходили по квартирам и собирали провиант для раненых бойцов. Никто нам не отказывал, киевляне делились своими скудными запасами. Потом во избежание отравлений нам запретили заниматься сбором еды для находящихся в госпиталях, но мы продолжали собирать для раненых книги, шашки, шахматы.
Перед отправкой в госпиталь мы складывали стопки книг в детском кинотеатре на Крещатике. Туда же работающие матери приводили своих малышей, которых не с кем было оставить дома. Мы усаживали маленьких подопечных в первые ряды и крутили им мультфильмы. Однажды в кинотеатр зашел Аркадий Гайдар. С каким восторгом мы окружили автора наших любимых книг! На всю жизнь запомнили его беседу с нами. «Я обязательно напишу о вас в газете, ребята!» – говорил Гайдар, тогда фронтовой корреспондент «Комсомольской правды». 
Не успел. В сентябре 1941 года А.П. Гайдар попал в окружение под Киевом, сражался в партизанском отряде, был пулеметчиком, а 26 октября погиб недалеко от села Лепляво Каневского района… 
Богородчанин Алексей Иванович Гуменюк – тоже уроженец украинской земли. Родился в Киевской области в 1937 году, и было ему всего четыре года, когда началась война. Но в детскую память крепко врезалась картина, как на улицах его родного села Шандра внезапно появились немцы – на машинах, мотоциклах. Гитлеровцы по-хозяйски размещались в домах селян. Бегущего по двору Алешу перехватила и крепко прижала к себе бабушка: «Не ходи в хату!» Замерев, мальчик наблюдал, как подоконники их жилища заполняются горами оружия: фашисты складывали на них автоматы, пистолеты, гранаты. 
– Немцы начали устанавливать свои порядки с убийства мирных жителей. В селе было три колодца, вода в одном из них была солоноватой, непригодной для питья. Детей в этот колодец фашисты бросали живьем, – волнуясь, делился Алексей Иванович воспоминаниями о годах оккупации. – Мою двоюродную сестру Олю так исполосовали нагайкой, что она полтора месяца не могла встать. Коммунистов фашисты казнили. Их имена выдали фашистам местные жители, записавшиеся в полицаи. Я могу назвать имена предателей: Немий, выходец из кулацкой семьи по фамилии Гомин…
Пять миллионов триста тысяч мирных граждан погибло на Украине от рук фашистов – в ту, Великую Отечественную войну. Два миллиона триста тысяч было угнано в рабство в «великую Германию». В одном из бюллетеней, выпущенном отделом пропаганды вермахта в начале войны, предписывалось: «Необходимо ликвидировать красных недочеловеков вкупе с их кремлевскими диктаторами. Германскому народу предстоит выполнить самую великую задачу в своей истории, и мир еще услышит о том, что данная задача будет выполнена до конца». 
Мир услышал, мир содрогнулся. Но почему глухи к голосу правды о бесчеловечной жестокости фашистов сегодняшние поборники нацистской идеологии на Украине? Потомки замученных и убитых забыли, что фашисты называли славян «низшей расой» и не испытывали жалости к «недочеловекам»? Массовые расправы над мирным населением, осуществлявшиеся с чрезвычайной жестокостью, не доставляли солдатам вермахта угрызений совести…
Тихо, не проронив ни слова, слушали дети рассказ свидетеля фашистских зверств. О том, какой ценой досталась нам победа, знают в каждой российской семье. У Е.В. Бадиной в Великую Отечественную войну на фронт ушел отец, В.М. Бадин, дед А.Я. Ярансков. В 1943-м году бабушку Антонину Ивановну известили, что ее муж Алексей Яковлевич пропал без вести. С теплившейся в глубине души надеждой на то, что муж и отец семерых детей жив, вскоре пришлось расстаться. В Новопавловку, где жила семья, пришло письмо от сослуживца деда, очевидца его гибели. Алексей Яковлевич Ярансков погиб при минометном обстреле, защищая Сталинград.
У В.В. Махлонова дед тоже пропал без вести, и до последнего времени семья ничего не знала о его судьбе. И лишь недавно с помощью командира поискового отряда «Курган» Андрея Чеканова удалось установить: дед погиб в одном из фашистских концлагерей. Памяти всех, кто приближал нашу победу, Владимир Викторович посвятил стихотворение «Нас не сломить» и прочитал его в стенах музея.

Автор: КУЗЬМИЧЕВА Светлана

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.