Главная Главная  /  "БГ"-Молодым  /  Будь осторожен!  /  Д.В. Слепнёв: «В беде никого н...  / 

Д.В. Слепнёв: «В беде никого не оставим» (продолжение)

16 августа 2011 г.
Д.В. Слепнёв: «В беде никого не оставим» (продолжение)
Фото: ЛОБАСТОВ Александр

Сегодня «Богородская газета»  продолжает цикл публикаций о проблемах наркомании, алкоголизма и курения, а также о процессе лечения зависимости и мерах борьбы с распространением наркотиков и наркомании. Материалы предоставлены Богородским городским форумом (www.bgforum.ru). На вопросы «форумчан» отвечает заместитель главного врача ЦРБ, врач-нарколог, депутат Думы г. Богородска Денис Валерьевич Слепнёв.

 

– Подскажите, пожалуйста, где в Богородске можно получить помощь в отвыкании от курения? 

– Никотиновая зависимость стоит на втором месте после героиновой. Хотя тут нет ломки или абстиненции. Зависимость психологическая: проснулся – покурил, вышел на улицу – покурил, пообедал – покурил. Курильщик уже не замечает, что он курит. 

Куда обратиться за помощью? Есть, конечно, частнопрактикующие «лекари», которые используют гипноз, травы, заговоры. Но это ерунда на самом деле. 

Обращаться нужно в официальное медицинское учреждение (тел. 2-06-83 и 2-10-59). Если лечить никотиновую зависимость у нас, то процесс этот довольно-таки длительный и больше психотерапевтический. Помощь оказывается в основном консультативная. 

– В некоторых странах Запада бесплатная раздача одноразовых шприцев считается обычным делом. Главный положительный момент состоит в том, что при выдаче шприцев социальный работник беседует непосредственно с наркоманом и распространяет материалы о курсах лечения. Что вы можете сказать по этому поводу? Как бы вы отнеслись к такой «акции снижения вреда от наркотиков», если бы правительство Нижегородской области одобрило проведение таких мероприятий?

– Раздача шприцев не имеет вообще никакого отношения к лечению наркомании. Единственная польза – это снижение риска передачи гепатита или ВИЧ. И то очень условно. Состоявшийся наркоман колется до пяти раз в день. Дадим мы ему пять шприцев, и что? В общем, это PR-акция, которая и проблем не решает, и смысла особого не имеет. 

– Доработка федерального закона № 171, принятого Госдумой в первом чтении еще два года назад, предполагает установить расстояние от питейных заведений до социально значимых объектов не менее 100 м – с целью создать вокруг них зоны, свободные от продажи алкоголя. В Богородске возле некоторых детских учреждений ведётся торговля алкогольной продукцией, в том числе и пивом. Как исполняется этот закон? Не считаете ли вы, что такое соседство школ и торговых точек ведёт к пропаганде детского алкоголизма?

– Закон такой существует. Но вот пример. Есть школа № 6, есть у школы ограждение, а через дорогу – магазин, в котором продают спиртные напитки. По ФЗ № 171 его нужно перенести. А в соответствии с другим законом закрыть торговую точку невозможно, если на то нет достаточных оснований. Закрыть магазин могут Роспот-

ребнадзор или пожарные инспекторы, которые имеют право на проверку только раз в три года. Одни приняли один закон, другие – другой. В результате оба не работают. Получается, что единственный вариант – школу переносить. 

Тут дело в другом: продавцы должны быть заинтересованы не допускать продажи спиртного детям. А выходит так, что они заинтересованы в обратном. В случае нарушения запрета нужны жесткие санкции, вплоть до закрытия торговой точки. Допустим, будет работать магазин не в 100 метрах, а в 150. Школьники при желании не дойдут, что ли? 

– Нас с детства пугали разными «учетами»: школьный учет, детская комната милиции, психиатр, нарколог. Он же на учете в детской комнате милиции! Клеймо. Денис Валерьевич, расскажите, как люди попадают к вам на учет и что это значит для них в практическом плане?

– Существует несколько видов учета. Первый вид – анонимный. На карточках ставится только цифра и буква. Человек приходит, общается, какие-то вопросы решаются. Но до той поры, пока он не попадет в какую-нибудь криминальную историю. То есть, если больной сам того хочет, он может приходить и получать общение, консультации, лечение. Это анонимное консультирование. 

Второй вид учета – консультативный. Например, поймали кого-то в школе на дискотеке в пьяном виде. Приводят к нам. Мы смотрим: нормальный парень, учится хорошо, семья благополучная. Мы ставим его на консультативный учет, то есть нигде его не «светим». Но и парень этот, и мы знаем, что если он еще раз где-то «вляпается», то перейдет на диспансерный учет. И тогда уже он везде будет зафиксирован. 

Следующий вид – профилактический учет. На него ставятся люди, которые периодически употребляют вещества: курят травку или пьют спиртное. Но зависимости еще нет. А проблемы уже возникают. У человека появляются друзья-алкоголики, неприятности на работе или учебе, забрасываются секции и хобби. Он начинает «скатываться». Учет продолжается год. Раз в месяц такие больные показываются, сдают анализы. Контроль осуществляется, в том числе и со стороны полиции. Если в течение года человек показал себя нормально, начал жить здоровой жизнью, то через год учет закрывается и он больше нигде не фигурирует. 

И диспансерный учет. Это для самых ярых наркоманов, алкоголиков, токсикоманов и так далее. Алкоголики, которые уже пьют запоями, уходят в белую горячку, находятся на учете минимум три года. Наркоманы – пять лет. Это в том случае, если он за эти пять лет больше нигде не попадается. Но такого обычно не бывает потому, что это зависимость, болезнь. 

Система правильная. Нельзя сразу человеку ставить клеймо: «наркоман» или «алкоголик». 

– Комиссия ООН призвала к легализации наркотиков во всем мире. Что вы думаете по этому поводу? Ведь не секрет, запретный плод сладок. Так же очень высокая цена наркотиков обусловлена борьбой с наркоманией. Отсутствие средств на покупку дозы толкает наркоманов на преступления. Если наркотик будет стоить в аптеке как капли в нос, то и преступности, на мой взгляд, будет меньше. 

– В Нидерландах частично легализованы наркотики, в частности, марихуана. Но это Нидерланды, а не наша многоликая, многонациональная Россия. Мы же резко отличаемся от Европы по менталитету, уровню культуры. Вспомните курительные смеси. Вот она попытка легализации наркотиков! И что было? Множество смертей, и в первую очередь среди подрастающего поколения. 

– Какую дрянь употребляют чаще, какую реже? Возможно, где-то эти цифры уже публиковались.

– «Травку» чаще всего употребляют в различных ее вариациях. Она сравнительно недорогая, ее легко достать. Уголовная ответственность за коробок травы не светит. Административный протокол и штраф. Чем не легализация? Никуда не делись и тяжелые наркотики. Героин на первом месте. Но это дорогое удовольствие. Доза для начинающего наркомана стоит порядка 500 рублей. Через месяц ему нужно две дозы в день. Дальше по нарастающей. Подсчитать несложно. 

– Все, кто работают с детьми, должны минимум раз в год проходить медицинское обследование. Это работники детских садов, школ. А почему не проходят обследования работники культуры? На моей памяти нас собирали только один раз. Это было четыре года назад. 

– Приказ № 555 регламентирует порядок и частоту прохождения медосмотров, в том числе лиц, работающих с детьми. Там четко прописано, какая категория и как часто проходит медицинский осмотр. Работники культуры не проходят медосмотр по той причине, что их в этом приказе просто нет. Если работник культуры работает с детьми в художественной или музыкальной школе, то он регулярно обследуется в установленном порядке. А если это музыкант в клубе, то нет.

– При прохождении медосмотра без анализа лаборатории Роспотребнадзора  допуск не получить. По каким соображениям ликвидировали лабораторию в Роспотребнадзоре г. Богородска? 

– Наш Роспотребнадзор присоединили к Автозаводскому району Нижнего Новгорода. Лаборатория ЦРБ не аккредитована на взятие этих анализов. То есть эту услугу мы оказывать не имеем права. Получается, что людям приходится ездить в Нижний Новгород, что очень неудобно. 

В ближайшее время будем решать вопрос с аккредитацией. 

– Денис Валерьевич, не секрет, что наркомания молодеет. Расскажите, пожалуйста, о ситуации с детской и подростковой наркоманией в нашем районе.

– У нас на учете в настоящий момент стоит пять подростков – потребителей наркотиков. Наркоманов-хроников нет. Возраст молодежи, стоящей на учете, в среднем – 16 лет. Маленьких, к счастью, нет. Предпочтения у наших подопечных разные. Двое парней «вляпались» с коноплей. У девчонки проблема с героином. Она не хроник, два-три раза кололась. Ситуация вполне поправима. А еще двое употребляли кодеиносодержащие вещества. Убегали из детдома на Московский вокзал. Там им показали, как готовить наркотик, научили колоть в вену. Сейчас они все под присмотром. Состоят на профилактическом учете. 

Алкоголиков-подростков тоже, к счастью, нет. Есть потребители алкоголя, которые периодически пьют пиво и подобные напитки. В основном, дети из неблагополучных семей. Их у нас на учете 12. В принципе, немного.

Но цифры эти можно смело умножить, как минимум, на пять. Кого-то не хотят выявлять, кого-то скрывают, кого-то в другом месте лечат. Неучтенные есть, мы их видим. Я должен поставить их на учет, на лечение. Не могу, не имею права. Это полномочия полиции: увидели, записали, привели к нам. Мы лечим, контролируем, присматриваем, советуем, общаемся. 

 

Автор: ЛУБКОВ Илья

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.