Главная Главная  /  Богородская газета  /  Земляки  /  Быть человеком  / 

Быть человеком

15 февраля 2019 г.
Быть человеком

Проверка на прочность

Александр Дородницын молод – ему всего 51 год. Но он уже давно в списке заслуженных ветеранов Богородской бригады внутренних войск (ныне Росгвардии). За его плечами три войны. Афганская и две чеченских: первая и вторая.

Впервые довелось ему понюхать пороха 18-летним пацаном. Тогда, весной 1986 года, пришел его черед служить в армии. Больше сотни парней прошло в тот весенний призыв перед работниками райвоенкомата, но почему-то именно на них двоих – Саше и его однокласснике Володе – остановился их выбор, когда решали, кого отправлять в Афганистан. Может быть, потому, что в крепко сбитом, физически развитом пареньке Александре опытные военкоматовские работники увидели не только внешнюю, но и внутреннюю силу: чувствовалось, что к 18 годам из этого подростка сформировался мужчина – спокойный, надежный, умеющий держать слово, много чего умеющий: как-никак в деревне вырос, родителям по хозяйству всегда помогал, а отцу и в поле во время уборочной. То, что ему предстоит воевать в Афганистане, Саша узнал за месяц до отправки в армию. Странным им с Володькой показалось, что не одну, а несколько медкомиссий им пришлось пройти, в том числе в областном военкомате. Спросили напрямую, почему. Тогда и намекнул им кто-то из военкоматовских работников, что служить придется скорее всего в Афганистане. Только попросил Сашу и Володю язык держать за зубами, родителям – ни-ни! Слово парни сдержали. Может, и это было первой проверкой на прочность: не болтливы ли будущие «афганцы»? Спрашиваю Александра Валерьевича, как он, 18-летний, воспринял тогда известие, что скоро ему предстоит отправка на войну? – С гордостью воспринял, безо всякого страха, – ответил он. – Тогда ведь знаете, какое было воспитание – из нас растили патриотов. В девятом-десятом классах я учился в Бутурлине. Помню, к нам в школу приходил ее недавний выпускник, выполнявший, как тогда говорили, интернациональный долг в Афганистане и получивший там ранение. Он рассказывал нам о службе. Мы, пацаны, во все глаза на него смотрели. Вот настоящий мужик – войну прошел! То, что нам доверено было отправиться в Афган, честью было для нас. Значит, достойны. И я это безо всякой натяжки говорю. Именно так мы тогда считали.

Трудно в учении…

5 мая 1986 года для Александра Дородницына началась армейская служба. Прежде чем отправить новобранцев «за речку», их пять месяцев готовили к войне. Учебная часть располагалась в Армении, в городе Ленинакане. Саша ко времени призыва в армию окончил в Бутурлине СПТУ, получил права водителя грузового автомобиля. Ему, как водителю, предстояло служить в мотопехоте. Два месяца усиленно изучали автодело, устройство автомобиля. Чтобы превратить 18-летних парней в водителей-асов, ГСМ не жалели: марш-броски по серпантину горных дорог доходили до 500 км. Еще три месяца были посвящены усиленным физическим тренировкам. Александр Валерьевич вспоминает, как непросто было привыкнуть к горному климату. Ленинакан – это 1800 метров над уровнем моря. Воздух горный, разреженный. Начинаешь это ощущать, как только с шага переходишь на бег: возникает чувство нехватки воздуха. Новобранцы удивились, когда в первый день после прибытия в Ленинакан взводный во время зарядки велел им только кружок пробежать по стадиону. «Один круг? Так мало?» – заволновались бойцы. Но уже через сто метров бега поняли, что для первого раза в горах и один кружок – это много. Потом организм привык к горному климату и повышенной физической нагрузке. Приближалась переброска в Афганистан… В учебном взводе, где служил Александр, были парни разных национальностей. Из 30 солдат – только четверо русских. Еще четыре татарина, четыре казаха, остальные парни – с Западной Украины, причем все чуть ли не с одного района. Немного особняком во взводе держались только парни из Татарии. Но все были одной командой, относились друг к другу по-братски. Такое понятие, как «национальный вопрос», тогда даже не существовало. Была одна великая страна – Советский Союз. И один – советский – народ. Посылка придет от родных – неважно откуда: из России, Казахстана или Украины, – всё во взводе делилось поровну. Александру и сегодня памятна та солдатская дружба, то украинское сало, которое они ели все вместе, всем взводом. И последние события в Украине не поколеблют его убеждения: ненависть между народами разжигают власть имущие. Простым людям, работягам, войны ни к чему…

Боевое крещение …

Аэродром в Кундузе их встретил обжигающей жарой. И это в ноябре! И еще пылью, серой и липкой. Здесь им предстояло служить оставшиеся полтора года. Здравствуй, Афганистан! Главной задачей отдельного противотанкового дивизиона, где начал службу рядовой Дородницын, была охрана военного аэродрома «Кундуз» и пролегающей рядом автодороги Баглан–Кундуз. Его направили водителем в артиллерийское подразделение. Территория аэродрома была опоясана сетью окопов, в которых несли караул солдаты. Посредине был аэродром и расположение их дивизиона, вокруг – кишлаки и поля, на которых копошились афганские крестьяне. – Один из кишлаков располагался совсем рядом с нами, – рассказывает Александр Валерьевич. – Поля у афганцев были устроены интересно: участки пашни нарезаны на небольшие квадраты, а между ними прорыты арыки. По арыку течет вода, и крестьяне, чтобы каждому наделу доставалась влага, постоянно меняют его направление, прокладывая лопатой воде новую дорогу. На полях хорошо вызревали хлопок, пшеница, дыни, арбузы. Картина была бы почти идиллической, если бы не война. Она не забывала напоминать о себе. То, что Восток – дело тонкое, новобранцы поняли практически сразу. Днем афганец с мотыгой, а ночью он же пойдет в «зеленку» с оружием. За головы советских солдат «духи» хорошо платили. За рядового одна цена, за офицера – другая. Обстрелы случались часто. Стреляли афганцы из самого разномастного оружия. Потом во время «зачисток» Александру не раз доводилось обнаруживать в «схронах» душманов и древние кремниевые ружья, и даже изящные, умещающиеся в ладонь дамские пистолеты. Все эти «игрушки» афганцы пускали в ход… Очередной обстрел расположения дивизиона случился почти сразу после прибытия нового пополнения. Вечером внезапно из ближайшей «зеленки» полетели пули. По команде «К бою!» солдаты бросились к своим местам в окопах. Тогда при обстреле никто не пострадал. Но – чудом. На войне оно случается. Только чудом можно объяснить, что одна из мин, выпущенная «духами», насквозь прошила осколками стену маленького глинобитного домика, а офицера, находившегося внутри, ни один из них не задел. Зам. командира дивизиона заполнял, сидя за столом, документы, когда под окошком раздался оглушительный взрыв. Потом в стене насчитали 28 отверстий, прожженных влетевшими в домик осколками. Офицеру до конца боевой командировки оставалось три дня. И он уехал в Союз в срок. Невредимый – все осколки пролетели мимо. «Повезло!» – говорит Александр Валерьевич. Это слово – «повезло!» – он еще не раз произнесет во время нашего разговора, уже относя его к себе. Полтора года в Афганистане обошлись для него без ранений. Две контузии средней тяжести, говорит, – не в счет. Рассказал о первой своей контузии: взрыв прогремел совсем рядом, и его накрыло вздыбившейся землей, как волной. Когда очнулся, увидел, что люди вокруг него что-то говорят, а звука не слышно. Голова гудит. Через трое суток слух вернулся. И вновь в строй.

Особенная война

Первые три месяца в Афгане А.В. Дородницын служил водителем «ГАЗ-66», возил начальника штаба дивизиона, он же был комендантом взлетной полосы. Потом новое назначение: искали замену разведчику-корректировщику огня, которому подошел срок демобилизации. Так Александр попал на передовую линию огня. Его задачей как оператора-корректировщика огня, вооруженного лазерным прибором и дальномером, было засечь цели, по которым нужно ударить артиллерии, и передать их координаты на батарею. Охрана колонн, проходивших по автотрассе, «зачистки» в кишлаках – через все это пришлось пройти рядовому Дородницыну. На войне везло не каждому. За полтора года дивизион не досчитался 12 бойцов: солдаты, сержанты, один прапорщик… Цинковые гробы, «черный тюльпан», бравший курс на Советский Союз… Афганская война была особенной. Советские войска вошли на территорию южного соседа, чтобы помочь дружественному афганскому народу в борьбе с бандформированиями. Грань между теми, кто хочет мира, и теми, кто хочет войны, была по-восточному тонкой. Но она была. Война в Афганистане соседствовала с миром, а ненависть с дружбой. И нередко все это уживалось в одном человеке: днем он тебе улыбается, а вечером тебя же возьмет на прицел… В городе Кундузе, вспоминает Александр Валерьевич, было немало торговых палаток, в которых афганцы бойко торговали всякой всячиной, зачастую невиданной в Союзе. Большинство торговцев к тому времени уже хорошо говорило по-русски. Но за этой мирной картиной восточного базара всегда могла таиться опасность. И это чувство постоянной настороженности жило в каждом нашем солдате и офицере. Александр Валерьевич признается: «Каким счастьем было нам, дембелям, услышать от командира корабля долгожданные слова: «Наш самолет пересек границу Советского Союза»!» Салон сотрясло мощное «Ура! Ура! Ура!», вырвавшееся из груди счастливых «дембелей». Этого момента они ждали полтора года. Наконец-то можно было расслабиться, не ждать выстрела в спину. Они наконец-то летели над Родиной! Тогда, в мае 1988 года, они и не догадывались, что пройдет всего несколько лет, и совершится то, чего никто не мог предположить в самом страшном сне – развалят великий Советский Союз. На его кровоточащих границах возникнут межнациональные конфликты… Они, «дембеля», сидели в том полете плечом друг к другу, как еще недавно в окопах, и даже не могли предположить, что кто-то захочет поссорить целые народы и сделает это. Спрашиваю Александра Валерьевича, парни каких национальностей служили вместе с ним в Афганистане. – Русские, латыши, украинцы, азербайджанцы, белорусы, – перечисляет он. – Никакой розни между нами не было. Отношения в подразделении сложились ну просто великолепные. Была настоящая дружба, взаимовыручка. Мы были один за всех и все за одного. На войне иначе нельзя… Из двух лет солдатской службы Александр вынес главный урок: всегда будь человеком, и к тебе будут относиться по-человечески. Это помогает и в мирной жизни, и на войне. Тогда, в мае 1988 года, война для него наконец закончилась. 9 мая он прилетел из Ташкента в Москву. Тот перелет запомнился еще и тем, что среди пассажиров был и звездный – народный артист Советского Союза Иосиф Кобзон. Певец в День Победы выступал в столице Узбекистана с концертом.

Мирная жизнь открывала Александру новые радостные горизонты. Вернувшись в родное село Кремницкое Бутурлинского района, Александр вновь устроился в колхоз, стал работать водителем, в уборочную страду – комбайнером. Его отец по-прежнему руководил кормодобывающей бригадой, а мама заведовала сельским почтовым отделением. Вскоре Саша женился на односельчанке Тане, которая ждала его из армии и писала в Афганистан полные нежности письма. Татьяна училась в Богородском медицинском училище, и вскоре Александр перебрался вслед за молодой женой в Богородск. Устроился водителем в совхоз «Березовский». На первых порах снимали комнату у хозяйки, потом молодой семье сельхозпредприятие предоставило благоустроенное жилье. Березовка стала для Дородницыных родной. Здесь у них родились две дочки, Анастасия и Виктория.

Три войны за плечами

В 1993 году товарищ предложил Александру пойти служить вместе с ним по контракту в Шумиловский полк внутренних войск. Поначалу он отказывался. Потом после долгих раздумий согласился поехать в часть «на экскурсию». – Увидел там колонну, приготовившуюся отбыть из расположения части, почувствовал четкость, спешность, деловитость военной атмосферы, хорошо знакомой по Афганистану, и решил идти служить, – признается Александр Валерьевич. – Что-то щелкнуло в душе: «Это мое!» С 1993-го по 2006 год прослужил А.В. Дородницын в Богородской бригаде. В первую чеченскую кампанию воевал военнослужащим по контракту, во вторую, окончив ускоренные курсы, – офицером. Майор Дородницын прошагал с бригадой всеми ее огненными дорогами. Награжден орденом Мужества. В бою на грозненской площади Минутка 6 марта 1996 года, в котором погиб Герой России Игорь Гуров, Александр Дородницын был серьезно ранен. До сих пор в ноге сидят 13 осколков, доставшиеся в том бою. С годами боль в ноге становится тише, но из памяти не стереть ни один эпизод. Вместе с ветеранами-«афганцами», активистами Богородской районной организации ветеранов войны в Афганистане и других локальных конфликтов, Александр Валерьевич часто бывает в школах. Он рассказывает мальчишкам и девчонкам о пережитом на войне. Делится с ними своим главным жизненным принципом: «Всегда будь человеком, и к тебе будут относиться так же».

Автор: КУЗЬМИЧЕВА Светлана

Оставить комментарий

Ваш комментарий добавлен.